Joomla модули на http://joomla3x.ru и компоненты.

А.В. Волокитин, Т.П. Майорова, Ю.А. Ткачев. Мезолитические стоянки Парч 1 и Парч 2 на Вычегде: опыт реконструкции природного окружения и жизнедеятельности. Сыктывкар, 2003. 64 с. (Научные доклады / Коми научный центр УрО Российской академии наук; Вып. 457).

Работа выполнена при поддержке РГНФ (проекты 01-01-50006 а/С, 01-01-00449а) и ФЦП «Интеграция».

 

ВВЕДЕНИЕ

Комплексное изучение археологических памятников с привлечением специалистов в различных областях геологической науки, а также географии, палеозоологии и палеоботаники в настоящее время получает все большее распространение. Вместе тем, опыт организации подобных работ и их результаты всегда вызывают пристальный интерес и оживленное обсуждение. Данная работа – это первая попытка представить итоги комплексных исследований группы мезолитических памятников Парч 1, 2, 3, расположенных в верховьях Вычегды. Фактором, потребовавшим и обусловившим возможность именно такого подхода, явились особенности их геоморфологии и стратиграфии.

Подавляющее большинство мезолитических памятников, как, впрочем, и значительная часть памятников последующих эпох Европейского Северо-Востока располагаются на останцах зандров. Залегание культурных остатков на небольшой глубине в подзолистой кислой почве и, вследствие этого, отсутствие культурного слоя, как определенной геоархеологической структуры, предельно слабая сохранность фаунистических и других органических остатков долгое время не стимулировали в регионе проведение исследований с применением естественнонаучных методик. Исключение составили работы Г.М. Бурова на Висских I и II торфяниках, оставшиеся, к сожалению, отдельным эпизодом в археологических изысканиях на Европейском Северо-Востоке. И это притом, что в палеолитических исследованиях в регионе уровень сотрудничества со специалистами смежных естественнонаучных дисциплин всегда был очень высок.

Ситуация изменилась в 1984 г., когда на р.Вычегде, в окрестностях с. Парч, был открыт мезолитический памятник Парч 1. Он располагается на левобережье реки, на 5-метровой пойме. Исследования здесь, начиная с 1985 г., с небольшими перерывами продолжаются до настоящего времени. В 1986 г. открыты памятники Парч 2 и Парч 3. Они находятся в непосредственной близости от первого (расстояние между каждым из них не превышает 30 м), но по стратиграфии и глубине залегания культурных остатков сильно отличаются от него. Наибольший интерес вызывают исследования стоянки Парч 2, в результате которых были выявлены остатки шести жилищ.

Удалось выполнить спорово-пыльцевые и диатомовые анализы отложений памятников, получить радиоуглеродные датировки, идентифицировать фауну стоянок, выявить особенности минерального сырья и предварительно определить его источники. Наряду с этим изучалась геоморфология микрорайона, что позволило воссоздать историю речной долины участка реки, на котором расположены памятники. Обобщение этих сведений совместно с анализом археологического материала помогло определить положение стоянок по отношению к руслу реки в древности, их сезонность, сделать существенные шаги по реконструкции занятий их обитателей. Важно, что все эти выводы и предположения подкреплены данными многочисленных анализов и определений.

Опыт работ на стоянках Парч 1, 2 будет способствовать созданию модели поиска археологических памятников, залегание культурных слоев которых связано с отложениями аллювия меандрирующих рек. Не менее важно, что выработанные в данном конкретном исследовании критерии определения относительного возраста сегментов аллювия иллюстрируют возможности уточнения хронологии археологических памятников.

Введение, разделы «История исследований мезолитических памятников Парч 1, 2, 3», «О системе жизнеобеспечения мезолитического населения Вычегды», заключение написаны А.В. Волокитиным; разделы «Геологические основы определения относительного возраста пойменных археологических памятников», «Ландшафтная характеристика долины р. Вычегды в районе с. Парч», «Геологические условия местонахождения пойменных археологических памятников Парч 1 и Парч 2» – Ю.А.Ткачевым; раздел «Петрографическая характеристика каменных инвентарей стоянок и источники минерального сырья» – Т.П. Майоровой, А.В. Волокитиным.

ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ МЕЗОЛИТИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ ПАРЧ 1, 2, 3

Мезолитический памятник Парч 1 был открыт в 1984 г. во время рекогносцировочных работ, проводившихся по заданию Инспекции по охране памятников при Министерстве культуры Коми АССР. Под руководством Э.С. Логиновой проверялась сохранность древних стоянок, открытых и исследованных Г.М. Буровым в 1957-1959 и 1963 гг. в долине р.Вычегды, на участке с.Пожег – с.Усть-Кулом. Наряду с этим были открыты еще шесть неизвестных ранее археологических памятников различных эпох. Самым примечательным из них оказался Парч 1, расположенный в местности Кыркэщ, в окрестностях с.Парч, по которому памятник и получил свое название (Логинова, отчет 1984). Он располагается на границе верхнего и среднего течений р.Вычегды, чуть ниже того места, где река меняет меридиональное направление на широтное (рис.1, прил. 1).

Первые находки на памятнике были сделаны Л.Г. Ромацкой. Она обнаружила несколько кремневых отщепов на поверхности осыпи обнажения 5-метровой поймы Вычегды. Вместе с тем, подавляющее большинство археологических памятников региона, начиная с эпохи мезолита и заканчивая поздним средневековьем, приурочено к имеющим большую высоту над уровнем реки останцам зандров, которые часто (особенно в археологической литературе) называют боровыми террасами. Они покрыты сосновым лесом, как правило, с беломошником. Открытие кремневых изделий в осыпи заболоченной поймы, к тому же сложенной глинами и суглинками, было неожиданным[1] . Сразу же, наряду со сбором находок, была произведена зачистка обнажения берега, в которой выявлена погребенная почва на глубине 50-80 см от современной дневной поверхности. В почве обнаружены находки, идентичные тем, что были найдены в осыпи. Таким образом, была получена небольшая, но уже достаточно информативная коллекция кремневых предметов, позволившая датировать ее эпохой мезолита.

В последующий полевой сезон 1985 г. начался продолжающийся с небольшими перерывами до настоящего времени процесс исследования памятника под руководством А.В. Волокитина[2]. В 1985 г. раскопочные работы были проведены на площади 9 кв. м, изучена стратиграфия, установлен тип памятника и определены его особенности. Получена довольно представительная (около 300 экз.) коллекция кремневого инвентаря.

В полевой сезон 1986 г. на памятнике Парч 1 раскопана несколько бульшая площадь (15 кв. м). Собран уголь для датирования, который передан в радиоуглеродную лабораторию Ленинградского отделения Института археологии АН СССР. Из находок следует отметить черешковые наконечники стрел (один целый и обломок) – яркое подтверждение отличия каменной индустрии данного памятника от мезолитических материалов, изученных ранее на Вычегде. Раскоп 1986 г., как и всех последующих лет работы на памятнике, явился продолжением раскопа предыдущего года. Были разобраны обрушенные в результате абразии отложения, содержащие культурные остатки, что затем также выполнялось неукоснительно во все полевые сезоны, когда производились раскопочные работы на памятнике Парч 1. Главным же итогом полевых исследований этого года явилось открытие в непосредственной близости новых памятников – Парч 2 и Парч 3 (рис. 2, прил. 1).

Парч 2 совпал с пунктом 2 сбора подъемного материала в 1984 г. Но в этот раз в обнажении террасы, на глубине около 2 м от современной дневной поверхности, в супесчаных отложениях была отмечена темная углистая прослойка. Она сопровождалась розовым прокалом и линзами, насыщенными мелкими фрагментами обожженных костей, – явными свидетельствами наличия древнего кострища. Однако раскопать его сразу не удалось, так как ввиду интенсивных дождей июля 1986 г. и последовавшего за ними паводка обнажение было затоплено. Когда уровень воды понизился, выяснилось, что произошло дополнительное разрушение отложений, и остатки кострища сильно пострадали. Тем не менее были расчищены и разобраны осыпь и частично сохранившиеся культуросодержащие отложения, что позволило отчасти восстановить планиграфию объекта. Была также произведена зачистка обнажения и выяснена стратиграфия памятника. Наряду с кремневыми находками собраны фрагменты костей, которые вошли в состав коллекции, в дальнейшем изученной специалистами-археозоологами. Это было одно из первых определений фауны мезолитического времени в регионе.

Парч 3 располагался между памятниками Парч 1 и 2, на расстоянии 25-30 м от каждого из них. Вначале были обнаружены скопления находок в осыпи и обнажении абразионного уступа. Как выяснилось в процессе зачисток, они залегали на глубине 3-3,5 м от современной дневной поверхности и были приурочены к тонким углистым прослойкам в низах толщи глины старичного происхождения. В свою очередь эту толщу перекрывали слои оторфованной глины и торфа[3]. Данное обстоятельство позволило отобрать в этом и следующем году пробы на спорово-пыльцевой анализ. Насыщенность зафиксированных скоплений расщепленного кремня мелкими отщепами и чешуйками заставили прибегнуть к промывке грунта культуровмещающих отложений. В результате было получено несколько тысяч мелких и мельчайших находок. Самыми замечательными из них оказалась серия обломков вкладышей-прямоугольников, изготовленных из пластинок, отщепленных с одного нуклеуса. Эти находки, как и черешковые наконечники стрел, полученные здесь в ходе последующих исследований, указывали на направление культурных связей древнего населения, обитавшего на данных памятниках, – Волго-Окское междуречье. Вместе с кремневыми находками из промывок были отобраны мелкие фрагменты костей (преимущественно рыб) и угольки для определения возраста памятника.

В последующем раскопочные работы на памятнике Парч 1 проводились в полевые сезоны 1987-1989, 1991 гг., 1995-1997 и 1999 гг.; Парч 3 – 1987-1988 гг.; Парч 2 – 1987-1989 гг., 1991 г., 1995-1999 гг.

Общая исследованная площадь на стоянке Парч 1 составила 168 кв. м. Причем в 1996 г. вскрыто всего лишь 2,5 кв. м – уточнялись границы распространения находок в юго-западном направлении. В 1999 г. шурфом (4 кв. м) проверялось наличие культурных остатков (не обнаружены) в 25 м на юг, вдоль гривки, от крайних квадратов основного раскопа стоянки. При возобновлении раскопочных работ после перерывов 1990 и 1992-1994 гг. установлено, что в результате абразии отложений утрачена примыкающая к обнажению полоса памятника, в первом случае – до 0,5 м, во втором – от 0,5 до 2 м шириной. Таким образом, границы раскопа включают в себя площадь бульшую, чем площадь, раскопанная за эти годы. Однако, как уже отмечалось, часть находок в результате сбора подъемного материала и разборки осыпи удалось сохранить и зафиксировать их приуроченность к тем или иным участкам стоянки.

В 1995 г. на стоянке Парч 1 впервые были обнаружены фрагменты костей, к сожалению, очень мелкие, неподдающиеся определению.

В полевой сезон 1995 г. в процессе анализа микротопографической привязки объектов памятников Парч 1, 2, 3 впервые был сделан вывод, что стоянка Парч 1 приурочена к поверхности гривки – одной из целой серии гривок, которые наблюдаются в данной местности. (Именно по этой гривке на юг от основного раскопа стоянки в 1999 г. был заложен разведочный шурф для определения границ памятника). Жилища стоянки Парч 2 и памятник Парч 3 находятся в понижении между гривкой, на которой расположена стоянка Парч 1, и следующей по времени образования гривкой.

Археологические материалы из раскопок 1984-1989 гг. стоянки Парч 1 проанализированы в опубликованных работах (Волокитин, 1986; 1998).

Раскопки памятника Парч 3 после его открытия в 1986 г. были ограничены двумя полевыми сезонами. Вскрытая площадь составила всего 13,5 кв. м (1987 г. – 6 кв. м; 1988 г. – 7,5 кв.м).

Насыщенность находками и залегание их в плотных глинистых отложениях привели к использованию следующей методики. Фиксировались крупные и отдельно лежащие находки на план, затем выбирался и промывался грунт вмещающих отложений по четвертям (0,25 х 0,25 м) метровых квадратов. Таким образом, основная масса находок была получена в результате промывок. Преобладающее число их составили чешуйки. Следует отметить, что в орудийном наборе памятника представлены наконечники стрел.

Отобранные в 1987 г. образцы отложений из разреза отложений памятника Парч 3 были проанализированы в лаборатории стратиграфии Института геологии Коми филиала АН СССР. На основании спорово-пыльцевых диаграмм сделано заключение о возрасте памятника (Волокитин, Коноваленко, 1988). В 1988 г. отобраны древесные остатки из перекрывающих оторфованных слоев для радиоуглеродного датирования.

В последующие полевые сезоны было установлено, что отложения, с которыми связаны находки памятника Парч 3, полностью разрушены в результате боковой эрозии реки.[4]

В печати отражены результаты исследований памятника в 1986, 1987 гг. (Волокитин, Коноваленко, 1988).

Наиболее интересные результаты получены в ходе исследований стоянки Парч 2. Общая исследованная площадь здесь составила 132 кв. м. В 1987 г. в основном завершено исследование сохранившейся части скопления находок, открытого в 1986 г. Был собран подъемный материал, разобраны сползшие в результате абразии отложения. Раскопанная площадь непотревоженных отложений составила всего 2,5 кв. м. В 1988 г. была произведена зачистка обнажения, сформировавшегося в результате абразии стенки раскопа 1987 г. Ее цель – определение наличия культурных остатков. В юго-западной части зачистки были выявлены новое скопление находок и остатки кострища, которое было исследовано отдельной врезкой размерами 1х1 м. Этот шаг был предпринят ввиду невозможности провести в данном сезоне исчерпывающие раскопки и из опасения, что последующая абразия уничтожит все оставшиеся не раскопанными части объекта. В 1989 г. установлено, что законсервированные в 1988 г. стенки разрушены только на уровне перекрывающих отложений, а культуросодержащие слои полностью сохранились. В ходе раскопок вокруг вскрытого в предыдущий полевой сезон кострища было оконтурено пятно находок диаметром около 5 м. На запад от кострища на площади менее 1 кв. м зафиксирована концентрация крупных орудий: скребков, резцов и ретушера (?), а также крупных пластин. После работ 1989 г. на стоянке Парч 2 впервые сделан вывод, что как раскопанный в этом году, так и сильно пострадавший (исследованный в 1986-1987 гг.) объекты представляют собой остатки легких наземных жилищ. В порядке исследования они получили наименования жилище 1 и жилище 2 (рис. 3, прил. 1).

При возобновлении исследований памятника в 1995 г. была сделана прирезка-раскоп размерами 3 х 2 (2,9) м – 7 кв. м в том месте, которое примыкало к раскопанным ранее жилищам 1, 2 с учетом, что часть отложений была утрачена. Находок не обнаружено. В этом же году в 20 м вверх по течению от месторасположения жилищ 1, 2 выявлены остатки еще одного подобного им объекта, к сожалению, уже частично разрушенного. Вначале были обнаружены отдельные находки в осыпи. На глубине около 2 м от современной дневной поверхности террасы, в борту абразионного уступа, были зафиксированы углистые прослойки и линзы прокала, а также кремневые изделия и фрагменты обожженных костей. Стратиграфия перекрывающих отложений соответствовала той, что была изучена при раскопках жилищ 1, 2, именно поэтому данный объект был отнесен к стоянке Парч 2 и получил наименование жилище 3, несмотря на то, что он формально находился на участке, где ранее исследовался памятник Парч 3. Раскопки сохранившейся части (чуть более половины) этого жилища продолжены в 1996 г. Тогда же в крайней юго-западной части памятника, в осыпи, были обнаружены крупные куски кремня, сколы и фрагменты костей. При разборке данного материала в сохранившихся в осыпи блоках отложений зафиксированы деформированные углистые линзы и прокал – разрушенное кострище. Остатки этого полностью разрушенного объекта получили наименование жилище 4. Вместе с тем, зачистка обнажения выявила присутствие отдельных находок в отложениях террасы, не затронутых абразией. В дальнейшем, наряду с доисследованием отложений данного объекта, были раскопаны сохранившаяся от абразии часть жилища 5 (1997 г.) и полностью сохранившееся жилище 6 (1998 г.). В 1999 г. вскрыт участок памятника, с юго-запада примыкающий к раскопу (без находок) 1995 г. Несмотря на то, что в разрезе здесь фиксировались слабоокрашенные углистые линзы, находки немногочисленны. Вероятнее всего, на памятнике впервые на достаточно большой площади вскрыто межжилищное пространство, слабо насыщенное находками. Тем не менее увеличение количества находок, в том числе фрагментов обожженных костей, в юго-восточной части раскопа может указывать на существование в непосредственной близости остатков еще одного жилища (7-?).

Особое значение имеет анализ фаунистических остатков стоянки. В настоящее время млекопитающие определены для всех объектов, птицы и рыбы – из находок в жилищах 3, 4 и частично – 5, остальные находятся в процессе обработки. В жилище 5 впервые в мезолите региона отмечено изделие из кости. Это фрагменты трубчатой кости глухаря, которая украшена насечками.

Опубликованы описание жилищ 1 и 2 стоянки Парч 2 (Волокитин, Косинская, 1999), а также функциональный (трасологический) анализ орудий, входящих в состав рабочего места мастера из жилища 2, представленного скоплением крупных орудий (Волокитин, Погодин, 1992).

Обобщенная характеристика памятников Парч 1, 2 и 3 представлена в главе «Мезолит» коллективной монографии «Археология Республики Коми» (Волокитин, 1997), а также в более полной версии этой главы (Volokitin,1999). В указанных работах обосновано выделение парчевской археологической культуры. Краткое описание памятников имеется в «Уральской исторической энциклопедии» (Волокитин, 2000).

В 1999 г. начаты исследования по изучению сырьевой базы кремневых индустрий парчевских мезолитических стоянок. Т.П.Майоровой были описаны выходы такого сырья, расположенные на бечевниках правого (противоположного стоянкам) берега, а также отобраны образцы кремней, которые затем сравнивались с кремневыми изделиями стоянок, в частности, с кремневыми коллекциями жилищ 2 и 3 стоянки Парч 2 (Майорова, Несанелене, Волокитин, 2000).

В 2000 г. совместно с В.И. Силиным (Коми государственный педагогический институт) проведены работы по описанию геоморфологической ситуации в микрорайоне расположения памятников, включая правобережье Вычегды, где представлены выходы минерального сырья. Установлено, что стоянки находятся на площадке поймы с ярко выраженным гривистым рельефом. Проведены ватерпасовочные измерения выявленных (шести) гривок (Силин, Тюрнин, 2000; Силин, 2001).

В 2001 г. Ю.А. Ткачевым проведено исследование геоморфологической ситуации микрорайона и стратиграфии стоянок Парч 1 и Парч 2, где были сделаны зачистки «до воды». Вновь была замерена высота террасы на памятнике Парч 1, приуроченном к гривке. Она составила 5 м. Ю.А. Ткачевым на основе анализа крупномасштабных карт, аэрофотоснимков и полевых наблюдений 2001 г. выполнена геоморфологическая характеристика долины Вычегды на данном участке, детально описаны останцы флювиогляциальных отложений, представленные зандрами[5], а также выявлены сегменты аллювиальных отложений. Форма сегментов послужила основанием для определения их относительного возраста. В 2002 г. также совместно с Ю.А. Ткачевым в парчевском микрорайоне наряду с поиском новых пойменных памятников проведены работы по уточнению типа отложений урочищ Седвадъяг и Парчьяг.

ГЕОМОРФОЛОГИЯ И ЛАНДШАФТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОЛИНЫ р.ВЫЧЕГДЫ В РАЙОНЕ СТОЯНОК ПАРЧ 1 И ПАРЧ 2

Геологические основы определения относительного возраста пойменных археологических памятников

Основной отличительной чертой геологической деятельности реки является постоянная боковая миграция русла. Прямолинейное движение потока воды неустойчиво. Малейшее искривление русла приводит к возникновению центробежной силы, прижимающей воду к крутому плесовому, вогнутому берегу реки, а также поперечной циркуляции воды в потоке и поперечному уклону поверхности воды от крутого берега к пологому. Поперечная циркуляция происходит следующим образом: у поверхности вода движется от пологого берега к крутому, спускается вдоль него вниз, размывая берег, и у дна движется от крутого берега к пологому, постепенно замедляясь и оставляя влекомые наносы (песок) на отмели пологого берега. Взвешенные наносы уносятся рекой вниз по течению.

Таким образом, река постоянно (а особенно интенсивно – в паводки) подмывает крутой берег и наращивает песком пологий. Спонтанно возникшая кривизна русла развивается в чередующиеся левые и правые излучины (меандры), пока последние не достигнут некоторого критического размера, после чего происходит прорыв шейки меандра, спрямление русла и повторение цикла уже с другим расположением меандров. Старое русло превращается в старицу (курью), затем в старичное подковообразное озеро, а если образовавшийся сегмент сохраняется от последующего размыва надолго, то старичное озеро зарастает, заиливается и захороняется верхами пойменного аллювия. В отличие от других водоемов поймы, отложения истинной старицы представляют собой серпообразные линзы торфа, нижняя граница которого опускается ниже кровли песков руслового аллювия и подстилается голубовато-зеленоватыми глинами, пронизанными каналами от корней водной растительности.

За пределами русла в результате ежегодного покрытия водой половодий и паводков откладывается взвешенный материал – ежегодный наилок (от: ил) супесчано-суглинистого состава (пелиты, алевриты, алевропелиты). Верхняя поверхность русловых песков, выступающая из воды в межень на первые метры, имеет волнистый, грядовый вид с расположением гряд дугами, «параллельными» руслу реки. Вследствие годовых или более продолжительных вариаций погодно-климатических условий и связанным с этим изменением высоты паводков, эти песчаные гряды имеют разную высоту и различное расстояние друг от друга.

Ввиду специфики динамики пойменного потока воды в половодье (в паводок), наращивание пойменного аллювия происходит преимущественно в верхней части гряд, пока они не перестанут регулярно заливаться водой. И только после этого начинается сглаживание поверхности поймы отложением наилка в межгрядовых ложбинах. Гряды в условиях рек умеренного климата быстро зарастают лесом, образуя гривки, тогда как межгривные понижения долго остаются лугами или временными водоемами, пересыхающими в межень в летнее время.

Таким образом, нормальное строение речных отложений – аллювия – таково: в нижней части, в основании аллювия, залегает толща песков, иногда с гравием и галькой. Эти пески имеют почти горизонтальную слоистость со слабым наклоном слоев как вниз по течению, так и, что особенно важно отметить, с существенным (в несколько градусов) наклоном в сторону миграции русла: влево – на площадях левых меандров, вправо – правых. В верхней части песчаной толщи, на границе с пойменным аллювием наблюдается весьма характерная переходная зона – переслаивание чистых песков с супесью и суглинками. Вверх по разрезу толщина песчаных слоев уменьшается, а суглинистых – увеличивается, пока разрез не становится типично пойменным.

Площадь аллювиальных отложений, образованных за один цикл от спрямления реки до максимального развития меандра и нового спрямления русла (перекидки его в половодье) называют сегментом. В пределах одного сегмента возраст слоев песка руслового аллювия уменьшается от осевой части зоны меандрирования до крайнего (левого или правого) положения меандра, последнего перед новой переброской русла. В этом же направлении омолаживается и граница руслового и пойменного аллювия. Расположение одновозрастных (изохронных) поверхностей в поперечном сечении реки показано на рис. 4 (прил. 1). В каждой конкретной точке сегмента верхний слой, несомненно, моложе нижележащего, но каждому, например, пойменному слою, всегда найдется синхронный ему слой песка (руслового аллювия), залегающий в нижней части разреза аллювия в более молодой (по рис.4 – более левой) части сегмента. И обратно: каждому «диагональному» слою руслового аллювия найдется в другой части сегмента слой пойменного аллювия. Толстому слою руслового аллювия будет соответствовать изохронный ему тонкий слой пойменного.

Первоначальная форма сегмента в плане округлая со стороны развившегося меандра и срезанная новым руслом с противоположной стороны. На реке синхронно образуется пара сегментов – левомеандровый и правомеандровый. Их внешние стороны, левая (для левомеандрового) и правая (для правомеандрового), обычно окаймлены старицами, видимыми или заросшими и погребенными. Форма границ сегментов в плане меняется из-за их размыва последующей миграцией русла реки, точнее – вогнутыми излучинами русла. В итоге одна из сторон сегмента остается выпуклой (первичной, самой древней), остальные – вогнутые, и они же являются выпуклыми границами более молодых сегментов. Между разновозрастными сегментами, как правило, наблюдается уступ, высота которого меняется и составляет от нуля до первых метров. Данное явление вызвано тем, что вогнутая дуга молодого сегмента гипсометрически выдержана, тогда как более древний сегмент примыкает к этой дуге попеременно то высокой гривкой, то межгривной ложбиной. Это замечательно отражается не только в высоте, но и в характере разреза, обнаженного в крутом берегу современного русла: там, где берег высок, кровля руслового аллювия поднимается, разрез более супесчанист.

Река в своем спонтанном развитии перемывает свои же, более древние, аллювиальные отложения, переотлагает их в виде более молодых сегментов. Чем древнее сегмент, тем больше вероятность, что он будет размыт. Самые древние сегменты остаются нетронутыми преимущественно у границ долины реки. Выделить отдельные сегменты нетрудно. Это делается на крупномасштабных топографических картах (1:50000, 1:25000) и аэрофотоснимках. Установить возрастные отношения между соприкасающимися сегментами тоже легко – по срезанию гривок одного сегмента почти под прямым углом выпуклой границей другого (рис.5, прил. 1). Однако уже на небольшом протяжении реки по течению (для среднего течения Вычегды – через 2-3 км) единую возрастную цепочку соприкасающихся сегментов составить невозможно. Особенно трудно установить возрастные отношения «правых» и «левых» сегментов, даже если они расположены близко, и оба относятся к группе молодых.

Если для чисто геологических целей пойма одновозрастна, то для археолога определение относительного возраста сегментов актуально. При этом можно использовать следующие косвенные признаки. Более древние сегменты имеют бульшую высоту, бульшую мощность пойменной части аллювия, гривки их сильнее залесены, а часто бывают залесены и межгривные ложбины. Поверхность их более сглажена. Если сегменты содержат старицы, то последние в древних сегментах сильно либо полностью заросли или погребены и обнаруживаются только ручным бурением или на аэрофотоснимках по сильно увлажненным лугам (более темный фототон).

При отборе образцов на радиоуглеродное определение возраста желательно из каждого сегмента брать два образца: из включений древесины (как правило, обугленной) в песке руслового аллювия у «корня» сегмента, т.е. из самой древней его части, и из древесного торфа самой нижней части старичного аллювия. Продолжительность образования одного сегмента (для условий среднего течения Вычегды) составляет первые сотни лет и указанные образцы «зажмут» это время в соответствующую вилку.

Остается добавить, что скорость накопления аллювия уменьшается от первых метров в год – для русловых песков до долей миллиметра в год – для удаленных от русла участков поймы.

Ландшафтная характеристика долины р. Вычегды в районе с. Парч

Река Вычегда в районе с. Парч течет с востока-северо-востока на запад-юго-запад и в западной оконечности описываемого района (в непосредственной близости к археологическим памятникам) поворачивает на юг. Урез воды в реке выше с. Парч составляет 106,8 м, а в 10 км ниже предыдущей точки, у археологических памятников – 106,0. Таким образом, уклон реки здесь составляет 0,8 м на 10 км. Скорость течения – 0,8 м/сек в узких местах и 0,6 м/сек – в широких. Средняя ширина реки в межень составляет 170 м. Наиболее узкие места наблюдаются у западной границы района (130-140 м) и в восточной, выше с. Парч (130 м). Наибольшая ширина реки – у с. Парч (200 м). Глубина реки на перекатах в межень не превышает 1,6 м, а местами ее можно перейти вброд, за исключением участка длиной 10-20 м у крутого берега. Дно реки песчаное.

Против с. Парч в Вычегду слева впадает небольшая речка Парчью шириной 15-20 м и глубиной от 0,5 до 2,2 м с заросшим водорослями илистым дном. На протяжении, по крайней мере, пяти километров р. Парчью течет в направлении с юго-запада на северо-восток, т.е. в противоположном Вычегде направлении. На этом участке р. Парчью отделена от Вычегды серьезным препятствием – возвышенным урочищем Седвадъяг, сложенным моренными отложениями.

Долина р. Вычегды изобилует старичными озерами, имеет ширину 2-3 км, если измерять ее между крутыми бортами, возвышающимися над долиной до 40-70 м. Активная зона меандрирования занимает всю ширину долины, за исключением двух проблематичных участков в северо-восточной части района.

Правый борт долины р. Вычегды очень четко фиксируется по границе аллювиальных отложений, образующих практически горизонтальную, слабо расчлененную поверхность, с сильно расчлененной логами более древней поверхностью, образованной, предположительно, ледниковыми, водно-ледниковыми отложениями. Перепад высот последних достигает 170 м высоты на 0,5-1 км длины. Поверхность повсеместно залесена смешанными, хвойными и лиственными породами деревьев. На участках долины, где река вплотную подходит к ее правому борту, на пологих осушенных отмелях правого берега наблюдаются валунно-галечные россыпи (рис. 6, прил. 1)[6], местное происхождение которых не вызывает сомнения. Крупный размер некоторых глыб (до 1 м) не допускает предположения об их переносе речным потоком. Очень слабая окатанность свидетельствует о том же. На коротком расстоянии состав гальки и валунов существенно варьирует, чего не может быть при длинном переносе и перемешивании в русле реки.

Вероятнее всего, это крупнообломочные остатки размываемых рекой морен и лежащих под ними коренных пород. В составе этих галек и валунов нами встречены следующие горные породы.

Известняки палевого (серо-желтоватого) цвета, средне- и тонкоплитчатые с обилием мелкой фауны и детрита, особенно хорошо видимых на естественно отпрепарированных поверхностях. Крупные плиты известняков на расстоянии 10-20 см от поверхностей напластования часто испещрены сообщающимися каналами округлого поперечного сечения (хорошо выдерживающегося), поперечником от 0,5 до 3-6 см. В глубине некоторых каналов видны заполняющие их реликты более светлой и рыхлой массы. Встречаются известняки такого же цвета в виде шарообразных до 0,4 м в поперечнике колоний кораллов (Lithostrotion sp., C – P1, Peneckiella tascicularis (Soshkina), D3, франский ярус; определение В.С.Цыганко, Институт геологии Коми НЦ УрО РАН).

В плитах известняка описанного типа иногда наблюдаются образования темного кремня в виде кактусо-ветвистых тел в плоскости напластования с сосковидными окончаниями, обязательно развернутыми вверх или вниз перпендикулярно поверхности напластования. Размер таких кремнистых «кустов» достигает 0,5 м при поперечнике «ветвей» или «корней» до 10 см.

Кремнистые конкреции разнообразной формы, цвета и размеров. Встречаются яйцеобразные (положительный эллипсоид) или чечевицеобразные (отрицательный эллипсоид) разновидности от 10 до 30 см в поперечнике, реже встречаются более неправильные выпуклые формы, иногда – пластообразные куски размером более 0,5 м. По цвету среди кремней различаются почти черные, серые, кремовые, полупрозрачные в тонких отщепах. Многие конкреции содержат окремненные макроскопические остатки кораллов, брахиопод и другой фауны. Иногда такие остатки пересекают границу конкреции и выпирают из нее, будучи хорошо отпрепарированными процессами выветривания. Поражает обилие кремнистых конкреций, какого автор (Ю.А.Ткачев) не наблюдал больше нигде по течению р. Вычегды, от с. Парч до устья р. Выми.

Плохо окатанные куски темно-серого ракушечника с двустворчатками (Buchia Ronillier, верхняя юра, определение Г.П. Канева, Институт геологии Коми НЦ УрО РАН).

Темно-серые окатанные валуны, сплошь состоящие из остатков фауны, полностью окремненные (пока без определений).

Окремненные светло-серые известняки с обилием остатков фауны.

Редкие крупные гальки кварцевых порфиров с серо-шоколадной основной массой.

Редкая хорошо окатанная галька метаморфических пород серо-зеленого цвета слоистой текстуры.

Редкие конкреции сидерита до 15 см в поперечнике (рентгенографическое определение Г.Н. Лысюк, Институт геологии Коми НЦ УрО РАН).

Единичные образцы крупнозернистого песка (до гравелита), сцементированного марказитом.

Галька плотных кварцитов, светлых с розово-желтыми «пятнами».

Встречаются отдельные образцы раковин, типичных для аммонитов юрского возраста и ростров белемнитов юрского или мелового возраста. Аммониты, белемниты и образцы юрских двустворчаток свидетельствуют об их приносе, вероятно, ледником в морене с севера, так как только там, в 180-200 км севернее, существуют площади распространения юрских отложений.

Таким образом, правый берег р. Вычегды в районе археологических памятников мог обильно и в избытке снабжать древних людей как материалом для изготовления каменных орудий (кремнистые конкреции), так и инструментами для их обработки (хорошо окатанные гальки кварцитов, других плотных с массивной текстурой метаморфических пород, конкреции сидерита).

Левый берег долины современной р. Вычегды легко опознается только на северо-западном склоне урочища Седвадъяг, а именно – по горизонтали 113 м, выше которой рельеф урочища довольно сильно расчленен и поднимается до высот 146 м, а ниже – почти горизонтален. Поверхность урочища залесена березой и елью с небольшой примесью сосны. Все это, а также прямые наблюдения летом 2002 г., свидетельствует о том, что тело урочища – моренные отложения.

В восточной части участка, правее р.Парчью, уверенно провести границу долины не представляется возможным. Южнее озер Куимвож (урез воды – 108,1 м) наблюдается несколько стариц с урезом воды 109 м и высотами гривок 113 м – несомненная долина реки. Еще южнее наблюдается останец песчаных флювиогляциальных отложений, имеющий типичную для небольшого останца треугольную форму с вогнутыми сторонами. Он имеет высоту 115 м, залесен преимущественно сосной и сложен флювиогляциальными отложениями. Дугообразная северо-восточная граница останца, вероятно, и является границей самого древнего, в настоящее время самого удаленного от русла реки, сегмента аллювия голоценовой р. Вычегды.

В долине Вычегды визуально на местности и на картах крупного масштаба (1:25000) выделяются сегменты, сложенные аллювием с интервалом возраста от конца последнего оледенения (10000 лет?) до современного. В каждом створе долины выделяется от двух до пяти разновозрастных сегментов, относительный возраст которых может быть установлен по конфигурации границ между ними.

Перечислим опознанные сегменты аллювия в описываемом районе с их возрастными отношениями. На востоке района, в створе в 4 км выше с. Парч наблюдаются хорошо выраженные на карте масштаба 1:25000 и на аэрофотоснимках следующие сегменты (от древнего к современному): I – II – III – IV – XII – V. Из них последний расположен справа от современного русла реки (см. рис. 6). В створе дер. Верхний Парч: VII – VIII – IX – X – XI. В створе основного с. Парч: XIV – XV – XVI – XVII – XVIII. В створе западной оконечности описываемого района: ХХIV – XXIII – XXI – XXII. Как видно из рисунка, сильно преобладают левомеандровые сегменты, а русло реки в настоящее время занимает крайнее правое положение. Исключение составляет участок выше с. Лебяжск, где картина обратная (рис. 6).

Примечательным явлением долины р. Вычегды являются останцы флювиогляциальных отложений, обычно обрамляющих аллювиальную долину и подстилающих современный аллювий. Они представлены зандрами, образующими песчаные вытянутые, серпообразные или неправильной формы холмы. Зандры особо интересуют археологов, так как являются излюбленным местом древних поселений. Этому способствуют следующие обстоятельства. Зандры распространены вблизи крупных рек, они залесены чистыми борами, благодаря хорошей пористости и проницаемости почвы они прекрасно дренированы. Там, где поверхность зандров опускается ниже грунтовых вод, развиваются низинные торфяные болота, богатые морошкой и клюквой, а где уровень грунтовых вод несколько ниже поверхности песка, но позволяет создать достаточное увлажнение приповерхностного слоя, развиваются ягодники с брусникой, черникой и голубикой. На всей территории боров на зандрах они богаты съедобными грибами, которые можно сушить (белые, подосиновики, моховики, маслята). Ягодники привлекают пернатую дичь. Разнообразные устройства для ее ловли и в настоящее время очень часто встречаются в этих лесах.

Следы поселений на зандрах фактически находятся на поверхности и легко обнаруживаются. Поверхность зандров, если она не нарушена при лесозаготовках, имеет древний возраст, соответствующий окончанию деятельности последнего ледника (около 10000 лет), так как на территории зандров нет ни размыва и сноса, ни накопления материала: поверхностного жидкого и твердого стока нет ввиду полной инфильтрации осадков, как от дождей, так и от тающих снегов.

Останцы зандров образуются охватом некоторого участка зандра глубоким меандром с последующим прорывом его шейки и перебросом русла реки на другую сторону образовавшегося останца. Вследствие большей высоты зандров, по сравнению с высотой поймы, холмы зандров представляют для боковой миграции реки большее препятствие. Поэтому река, в очередной раз подходя к останцу зандров, образует в нем вогнутую дугу внутренней границы поймы, оставляя его (останец) то на левом, то на правом ее берегах. Именно поэтому останцы зандров имеют в плане многоугольную (чаще всего – треугольную) форму с вогнутыми сторонами.

На территории описываемого района по карте, на аэрофотоснимках и в натуре обнаружены восемь останцов (обозначенных на карте с востока на запад: А, Б, В, Г, Д, Е, Ж и З, последний – в средней части). На одном, самом крупном из них (Е), имеются несомненные свидетельства поселений (группа памятников Вомынъяг – А.В.). Другой (В), судя по размерам, предположительно мог быть местом древних поселений. На останце З также обнаружились следы поселений (памятник Ручкайтыяг – А.В.). Остальные слишком малы по площади, чтобы представить интерес в качестве места для поселения. Несомненные следы поселений (памятники Парчьяг, 1, 2 – А.В.) имеются на флювиогляциальных отложениях, слагающих восточную оконечность урочища Седвадъяг в районе отметок 119,6 и 117,6, выше которых флювиогляциальные отложения сменяются моренными (рис. 6).

Абсолютные отметки уреза воды в старицах составляют 108,1-108,3 м, т.е. в среднем на 2 м выше уреза воды в русле реки. Исключение составляют два старичных озера. Одно из них (109,4 м) располагается на молодом XIX сегменте в 125-150 м от русла реки и неплохо дренируется супесями и песками аллювия. Его высокий уровень объясняется интенсивной подпиткой грунтовыми водами, выклинивающимися из высокого крутого правого борта долины. Другое (111,2 м) расположено на XV сравнительно древнем сегменте аллювия, в 1,75 км от русла. Высокий уровень воды поддерживается в нем подпиткой грунтовыми и поверхностными водами возвышенности Седвадъяг.

Абсолютные отметки гривок аллювиальных сегментов составляют 111-112 м. Лишь на XV, относительно древнем, сегменте высота самой высокой гривки достигает 113 м. Исключение также составляют сегменты XXIII и XXI, располагающиеся в юго-западной оконечности района. Так, в XXIII сегменте, между руслом реки и старицей (оз. Седвад), высота гривок достигает 113,4 и 114,6 м соответственно. Такая же высота (114,6 м) отмечена на правобережном сегменте XXI. Удивительно то, что на северо-восток от оз. Седвад наблюдается обширная площадь (около 3 кв. км) с абсолютными отметками 112-112,7 м. Она, несомненно, заливалась в половодье, но присутствует ли там русловой аллювий, осталось неясным даже после полевого обследования.

Останцы флювиогляциальных отложений, отчетливо опознаваемые по тонкозернистой песчаной подзолистой почве, сосновому древостою, вогнуто-трехгранной форме в плане и возвышением над поймой, имеют высоты от 115,2 до 117,7 м, т.е. их превышение над поймой в различных ее частях колеблется от 3,5 до 5 м (от уровня гривок). Границы останцов бывают двух типов. Основной тип границ – крутые, вогнутые в плане склоны, спускающиеся к поверхности поймы и круто уходящие под аллювий. Часто у таких границ наблюдаются открытые или погребенные старицы, или вторичные водоемы поймы. Другой тип границ – постепенное понижение поверхности флювиогляциальных отложений до уровня поймы, постепенная смена растительности и отсутствие признаков русла реки. Таковы, в частности, южная и восточная границы обитаемого в древности останца Е, а также южная граница останца Д. По всей видимости, значительная часть останцов у таких границ покрыта пойменными отложениями без обычно подстилающего его руслового аллювия. В этом случае останцы Е, Д и Г, а также и Ж можно объединить в один и назвать его полуостанцом, имея в виду то, что от левого борта долины (урочище Седвадъяг) он отделяется лишь полосой развития верхней части пойменных отложений, и руслом реки от него никогда не был отделен.

Геологические условия местонахождения пойменных археологических памятников Парч 1 и Парч 2

Археологические памятники Парч 1 и Парч 2 расположены в слоях пойменного аллювия в самом узком створе долины р. Вычегды, в 3 км юго-западнее с. Парч. Ширина долины составляет здесь всего 300-400 м. С севера она ограничивается высоким, сложенным мореной берегом, с юга – останцом флювиогляциальных отложений. Особенностью расположения памятников является то, что река в этом створе не имеет возможности свободно меандрировать. Ширина «горловины» здесь всего лишь в 1,5-2 раза превышает ширину русла в межень.

Памятники расположены в аллювии крутого, интенсивно размываемого в настоящее время левого берега реки. В приложении 2 приведены описания разрезов, на которые мы будем ссылаться. Анализ разреза и планового расположения сегментов поймы показывает, что история накопления аллювия и передвижений русла началась здесь обычным накоплением руслового аллювия. Однако переходные от руслового к пойменному аллювию слои (в описании разреза расчистки 1 это хорошо выраженные и легко идентифицируемые слои 2-5) имеют увеличенную, по сравнению с обычной, толщину. Это свидетельствует о длительном пребывании точки разреза в небольшом удалении от реки. Культурные остатки залегают в слое 5. Следовательно, стоянка располагалась чуть выше (и дальше от реки) границы песчаного речного пляжа (рис.7, прил. 1). Река была вытянута с юго-запада на северо-восток излучиной, охватывая стоянку с юго-востока, северо-востока и северо-запада. Стоянка находилась на расстоянии не более первых сотен метров от русла реки на молодом образующемся, но недостаточно густо заросшем лугу.

В дальнейшем река все более удалялась от места стоянки, и оно стало типичной поймой, осадконакопление на которой происходило только в половодье в виде суглинка. При этом территория была сильно увлажнена и заболочена (но никогда не была торфяным болотом!). Состав осадка становится тонко-суглинистым, темно-серым, почти черным от гумуса, буроватым в сухом виде, что весьма характерно для древних сегментов[7]. В этих слоях появляются прослои, богатые оолитовым бурым железняком – болотными железными рудами. Отложение суглинистого, относительно мелкозернистого материала объясняется не столько удалением русла реки, сколько изменением динамики руслового потока: его живая сила была сосредоточена на крутой противоположной стороне излучины (рис.7).

Во времена, приближающиеся к настоящим, в окрестностях описываемого участка произошло существенное перемещение русла. Часть излучины, окаймляющая участок с юго-востока, стала поворачиваться против часовой стрелки. Произошло спрямление излучины, а русло реки заняло крайнее северное положение у современного крутого борта долины (положение 3 на рис.7). Вода, прежде отгоняемая центробежной силой на северо-восток, стала течь на юго-запад, устремляя свою живую силу на вынос песка через крутой берег на пойму и в последующем на размыв этого же берега. Данному событию соответствуют слои 15 и 16 в расчистке 1, а также слой 10 в расчистке 2. Наличие песка поверх пойменных суглинков всегда свидетельствует о перестройке планового расположения русла в близких окрестностях и о том, что данный разрез доживает последние перед размывом времена. Максимальной интенсивности этот процесс достиг в настоящее время (положение русла 4 на рис.7), когда участок памятников оказался на внешней стороне развивающего левого меандра (а был на внутренней стороне правого меандра), который в своем дальнейшем развитии, по всей вероятности, размоет северо-восточную оконечность останца флювиогляциальных отложений.

В истории Вычегды близ с. Парч имеется трудноразрешимая загадка: протекала ли река когда-нибудь в голоценовое время напрямик с территории сегмента XV (см. рис.6) непосредственно в район оз. Седвад (являющегося двумя слившимися старицами Вычегды), т.е. между останцом флювиогляциальных отложений и мощным моренным массивом урочища Седвадъяг. Маршруты по этой территории не обнаружили признаков старых русел.

Несомненно одно – по этому участку происходил и происходит в настоящее время переток паводковых вод. Интенсивность этого перетока существенно менялась в зависимости от колебаний климата, но, главным образом, от расположения русла выше и ниже указанного участка. Когда русло сверху занимало крайнее юго-западное положение XV сегмента, а снизу протекало по линии оз. Седвад, переток был максимальным. Когда русло было прижато к правому борту долины, полые воды должны были преодолевать практически вдвое большее сопротивление и переток был минимальным. Это могло вполне реально отражаться на строении аллювия в районе памятников.

Зажатость реки в узком месте имеет следствием еще одно важное обстоятельство. В условиях весьма ограниченного меандрирования, колеблясь между крутыми берегами, река образует сегменты аллювия узкой прямолинейной или слегка изогнутой формы. Гривки слабо изогнуты, срезание одного сегмента другим трудно идентифицируется, поскольку параллельное расположение гривок сменяется таким же ему параллельным, и все это пространственно сближено на какой-то сотне-другой метров.

Именно поэтому весьма правдоподобно предположение, что стоянка Парч 1, расположенная выше по течению на 45 м, может располагаться в теле другого сегмента. Если бы стоянки находились в одном сегменте, то можно было бы сделать уверенный вывод, что Парч 1 существенно моложе, чем Парч 2, так как залегает в верхней части пойменного аллювия (слой 9 расчистки 2), тогда как Парч 2 – в нижней части пойменного аллювия, в переходной к русловой его части.

Если же они расположены в разных сегментах, то может быть два варианта. Первый – сегмент стоянки Парч 2 моложе. Тогда памятники могут быть одновозрастными или Парч 2 моложе. Второй – сегмент стоянки Парч 2 старше. Тогда культурный слой стоянки Парч 2, безусловно, старше, чем Парч 19 [8].

ПЕТРОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАМЕННЫХ ИНВЕНТАРЕЙ СТОЯНОК И ИСТОЧНИКИ МИНЕРАЛЬНОГО СЫРЬЯ

Кремневые изделия – наиболее массовая часть находок мезолитических стоянок. В этом отношении памятники Парч 1, 2 и 3 не являются исключением. В коллекциях абсолютно преобладают не орудия труда, а отходы кремнеобработки. Преформы представлены нуклеусами, с которых снимались заготовки – призматические пластины разных параметров, в том числе микропластинки. Сами нуклеусы находятся в разных стадиях процесса расщепления. Имеются их заготовки с негативами пробных сколов, экземпляры в стадии интенсивного расщепления, а также исчерпанные и даже переоформленные в орудия нуклеусы. На стоянках (особенно на стоянке Парч 1) отмечены куски сырья, опробованные и забракованные древними мастерами или, наоборот, оставленные в запас. Немногочисленный некремневый инвентарь в основном включает орудия для кремнеобработки – отбойники, еще более редки абразивы.

Общее количество находок на стоянке Парч 1 – 3744 экз., из них всего 23 (0,6%) из некремневых пород.

На памятнике Парч 3 общее число находок – 12043 (около10000 из них чешуйки) и всего шесть предметов из некремневых пород.

На стоянке Парч 2, жилище 1 – 402 экз., все из кремня;
жилище 2 – 433 экз., в том числе 13 – из некремневых пород (3%, но это, скорее, исключение);
жилище 3 – 418 экз., все из кремня;
жилище 4 – 233 экз., из них два из некремневых пород (абразив и осколок);
жилище 5 – 294 экз., все из кремня;
жилище 6 – 12175 экз. (из них свыше 10000 чешуек), некремневые – три отбойника из галек, обломок плитки с пришлифовкой, гальки;
предполагаемое жилище 7 и межжилищное пространство – 63 экз., в том числе три осколка из некремневых пород.

Кремневое сырье инвентарей и его источники

Как уже отмечалось в разделе «Ландшафтная характеристика долины р.Вычегды в районе с. Парч», противоположный от стоянок Парч 1 и Парч 2 берег реки характеризуется хорошо выраженными косами (бечевниками) средней протяженностью около 60 м при ширине 10-20 м. Отложения кос (бечевников) представлены щебнисто-валунно-галечным материалом с небольшим количеством песчано-глинистого заполнителя. Здесь, наряду с валунами и галькой пород различного состава, встречаются обломки кремней неправильной формы и целые кремневые конкреции, редко крупные пластообразные куски кремня. Их размеры колеблются от 2-3 до 10 см, размеры некоторых конкреций достигают 20-30 и даже 50-60 см. Встречаемость кремня на косах достаточно высокая, например, на одном из участков размером 5 х 5 м было обнаружено 218 его обломков.

Наиболее доступными визуальными характеристиками кремня являются его цвет и текстурные особенности. Именно цвет кремня чаще всего указывается археологами при описании инвентаря памятников. В результате изучения кремней из аллювия рек Вычегды и Выми и просмотра большого количества кремневого материала (более 2500 единиц) с памятников эпохи мезолита и бронзы, расположенных по берегам этих рек, были выделены десять цветовых разновидностей кремня, которые для краткости можно сгруппировать в три цветовые гаммы: серую (от черной до светло-серой), желто-коричневую (от светло-желтой до темно-коричневой), красную (от кирпично-красной до розовой). Предложенная цветовая шкала является в определенной степени условной, поскольку как в обломках и конкрециях кремня, так и в отдельных предметах кремневого инвентаря часто наблюдается неравномерное распределение окраски – пятнистое или ритмично-зональное, нередко с резким изменением цвета в разных зонах (например, от розового до серого). Вместе с тем, сравнительный анализ цветовых разновидностей кремня нескольких памятников Европейского Северо-Востока выявил их различие по данному признаку (Майорова, Несанелене, Волокитин, 2000), поэтому, несмотря на определенную условность предложенной цветовой шкалы, ее можно использовать для характеристики минерального сырья кремневых инвентарей археологических памятников.

В цветовой гамме кремня из аллювия кос (бечевников) в окрестностях стоянок Парч 1 и Парч 2 преобладают черно-серые оттенки (67%), значительна доля двухцветных кремней (25%), остальные имеют подчиненное значение.

Распределение цветовых разновидностей кремня из аллювиальных отложений р.Вычегды, мезолитических стоянок Парч 1 и Парч 2 (жилища 2 и 3). 1 – черный, 2 – серый, 3 – светло-серый, 4 – почти белый, 5 – желтый, 6 – коричневато-желтый, 7 – коричневый, 8 – кирпично-красный, 9 – розовый, 10 – двухцветный, 11 – кварцит (?), 12 – сланец (?).

По характеру распределения окраски кремни черного цвета можно разделить на две разновидности. В первой окраска распределяется более-менее равномерно, пятна и разводы темно-коричневого цвета наблюдаются редко. Такой кремень однородный, массивный, в тонких сколах просвечивает. Вторая разновидность отличается неясно выраженной концентрической зональностью (зоны имеют светло-коричневый цвет), матовой поверхностью, в тонких сколах не просвечивает.

Серый кремень (с оттенками от темно- до светло-серого) довольно равномерно окрашен, но практически всегда содержит светлые или темные включения в виде вкрапленности. Поверхность матовая, иногда просвечивает в тонких сколах. Текстура может быть как массивной, так и полосчатой.

Кремень коричневато-желтого цвета встречается редко, обычно отличается равномерным распределением окраски, на фоне которой наблюдаются мелкие пятна более светлого оттенка и разной густоты. Текстура массивная, поверхность матовая, в тонких сколах не просвечивает.

Кремень, выделенный в двухцветную разновидность, отличается крайне неравномерным распределением двух, часто довольно контрастных цветов – серого и светло-серого, белого и желтовато-серого и т.д. Этот тип кремня наиболее неоднороден по текстуре, всегда имеет пятнистое или полосчатое строение. Поверхность матовая, в тонких сколах не просвечивает.

В кремнях всех цветовых разновидностей часто наблюдаются разные по размерам пустотки – жеодки, стенки которых выполнены мелкими и мельчайшими кристалликами кварца.

Все описанные выше особенности кремня из аллювия проявляются и в отдельных предметах кремневых инвентарей стоянок Парч 1 и Парч 2 – полосчатость, пятнистое распределение окраски, наличие вкрапленности и жеодок.

Анализ выделенных цветовых типов кремня в трех изученных коллекциях (Парч 1; Парч 2, жилища 2 и 3) показывает, что кремневый инвентарь этих стоянок по своей цветовой гамме имеет большую степень сходства как с природным кремнем из косовых отложений р.Вычегды на противоположном от них берегу, так и между собой (гистограмма). Вместе с тем, выявились и некоторые отличия цветовой гаммы кремневых инвентарей этих коллекций. Коллекции жилищ 2 и 3 стоянки Парч 2 практически идентичны по цвету использовавшегося кремня, коллекция стоянки Парч 1[9] отличается от них существенным преобладанием серых разновидностей (81%) и слабым использованием коричневато-желтой разновидности (8%). Кроме того, на обеих стоянках в качестве сырья практически не использовались черная и двухцветная разновидности кремня, доля которых в аллювии достаточно высока (в сумме 46%). По-видимому, это свидетельствует об избирательном отношении древних мастеров к выбору сырья для кремневого производства в силу его технологических особенностей. На данном этапе исследований можно с уверенностью предполагать, что древние обитатели стоянок Парч 1 и Парч 2 использовали для изготовления орудий кремень из косовых отложений противоположного берега реки.

Микроскопическое изучение природных кремней показало, что они неоднородны по своему составу и внутреннему строению. Основная масса кремня сложена тонкозернистым агрегатом халцедона, на фоне которого выделяются либо отдельные более крупные выделения радиально-лучистого халцедона, либо участки неправильной формы, выполненные агрегатом крупных радиально-лучистых выделений халцедона с мелкозернистым кварцем в центральной части, и тонкими прожилками мелкозернистого кварца. Других модификаций кремнезема, кроме халцедона и кварца, в кремнях не обнаружено, в том числе с помощью рентгено-дифрактометрического метода. Примерно в трети изученных образцов кремня отмечено присутствие карбоната (кальцита или доломита), содержание которого может меняться от 5 до 20 %. Практически во всех кремнях присутствует примесь тонко распыленного глинистого материала. Таким образом, изученный природный кремень по своему минеральному составу относится к халцедон-кварцевому типу (в среднем 60% халцедона и 30% кварца).

Благодаря наличию образцов кремней с реликтовой органогенной текстурой и сохранившимися фораминиферами, удалось предварительно определить возраст кремнийсодержащих пород. В одних случаях это средний карбон (Globivalvulina minima, Eostaffella acuta, Eostaffella pseudostruvei, Donizella sp.), в других – ранняя пермь (Pseudoendothyra ex. gr. dagmarae, Pseudoendothyra ex. gr. preobrajenskyi, Globivalvulina vulgaris, Paleotextularia sp., Globuliferoporella sp., Dentalina sp.), в третьих – ранний-средний карбон (Endothyra sp., Stacheoides sp.) и поздний карбон – ранняя пермь (определения С.Т.Ремизовой).

Петрография некремневого каменного инвентаря стоянок

Некремневый инвентарь стоянок весьма немногочисленен (в среднем 0,5%), хотя его роль в индустриях и жизнедеятельности древнего мезолитического населения должна была быть заметной. В коллекции стоянки Парч 1 это стерженек-подвеска (рис.9, 1, прил.1), куски гальки[10], гальки без следов обработки и использования, а также десять орудий: семь галек-отбойников (рис.8, 2-3, прил. 1), кусок гальки с подработкой по краю – чоппер (рис.8, 5), крупный чоппинг (рис.8, 6) и абразив. Концы абразива образованы несколькими ровными поверхностями, находящимися под углом друг к другу, что, очевидно, показывает использование его для растирания (рис.9, 4). В коллекции Парча 3, помимо галек-отбойников, имеются обломки шлифованного орудия (рис.9, 2) и орудие из удлиненно-овальной гальки, у которой концы забиты как у отбойников, а на плоской стороне выбито округлое углубление (рис.9, 3). В числе находок со стоянки Парч 2 – гальки-отбойники (3 экз., домашняя мастерская в жилище 6; рис. 8, 1), обломок плитки с негативами снятий и пришлифовкой (жилище 6), абразив, использовавшийся, вероятно, для выпрямления древков стрел (жилище 4), а также осколки, отщепы и куски, в основном, из жилища 2.

Для петрографического анализа была отобрана коллекция некремневого инвентаря памятников Парч 1, 2 и 3, включившая все каменные артефакты – 53 образца, еще одним образцом представлен предполагаемый источник минерального сырья. В качестве сравнительного материала изучены отдельные некремневые орудия и изделия других мезолитических стоянок Вычегодского бассейна – Курьядор 1, Ульяново (Буров, 1967а), Вис 1 и Висский 1 торфяник (Буров, 1967б), всего пять предметов.

Для каждого образца проведено макроскопическое описание горной породы и для большинства из них (33 шлифа) – микроскопическое изучение минерального состава, что позволило дать точную диагностику пород каменного инвентаря. Микроскопическое описание наиболее типичных петрографических разновидностей горных пород каменного инвентаря приведено в Приложении 3.

В результате проведенного исследования выделены следующие типы горных пород: песчаники, алевролиты, силициты, фтаниты, жильный кварц, кварциты и группа вулканогенных пород – долерит, андезит, андезитовая лавобрекчия (табл. 1). Ниже дана краткая петрографическая характеристика диагностированных горных пород.

Таблица 1

Состав пород каменного инвентаря памятников Парч 1, 2, 3

Название породы
Изделия
Номер изделия
Памятник
Кварцевый песчаник Обломок 1278/339 Парч 1
Обломок 1278/352(А) Парч 1
Галька-отбойник 1134/328 Парч 1
Галька-отбойник 1103/108 Парч 1
Обломок гальки (отбойник?) 1103/191 Парч 1
Первичный отщеп П-1-90-3 Парч 1
Фрагмент (отщеп?) гальки 1163/52 Парч 2, жил. 2
Фрагмент гальки 1163/73 Парч 2, жил. 2
Фрагмент (осколок) 1163/79 Парч 2, жил. 2
Отщеп (?) 1163/96 Парч 2, жил. 2
Отщеп 1163/102 Парч 2, жил. 2
Отщеп 1163/109 Парч 2, жил. 2
Осколок 1163/110 Парч 2, жил. 2
Первичный отщеп (?) 1163/118 Парч 2, жил. 2
Отщеп 1163/158 Парч 2, жил. 2
Кусок гальки со следами сколов 1163/249 Парч 2, жил. 2
Отщеп 1163/250 Парч 2, жил. 2
Осколок (отщеп ?) 1163/251 Парч 2, жил. 2
Отщеп 1133/бн Парч 2, жил. 2
Кварцевый песчаник Плоская галька-абразив (?) 1287/бн Парч 2, жил. 4
Галька-отбойник 1326/2 Парч 2, жил. 6
Галька-отбойник 1326/99 Парч 2, жил. 6
Галька-отбойник (рис. 8, 1) 1326/137 Парч 2, жил. 6
Обломок рубящего орудия 68 Ульяново
Аркозовый песчаник Галька-абразив (рис. 9, 4) 1278/641 Парч 1
Чоппер на сколе (рис. 8, 5) 1134/бн Парч 1
Обломок галечного орудия (рис. 8, 4) 1134/бн Парч 1
Первичный отщеп 1326/ПМ Парч 2, жил.4
Отщеп 1345/47 Парч 2
Обломок гальки 1286/5 Парч 2, жил.3
Граувакковый песчаник Отбойник 1278/73 (43,93) Парч 1
Плитка (абразив ?) 1278/352 Парч 1
Галька-отбойник (рис. 8, 3) 1278/142 Парч 1
Галька-отбойник (рис. 8, 2) П-1-91-25 Парч 1
Обломок шлифованного изделия (рис. 9, 2) 1105/247 Парч 3
Мелкий фрагмент того же изделия 1105/247А Парч 3
Галечное орудие с округлым углублением (рис.9, 3) 1135/161 Парч 3
Топор 23/696 Курьядор 1
Алевролит глинистый Галька 1278/783 Парч 1
Обломок тонкой плитки 1278/892 Парч 1
Стерженек-подвеска (рис.9, 1) 1103/99 Парч 1
Обломок породы 1163/бн Парч 2, жил.2
Мелкие осколки (2 экз.) 1133/120 Парч 2, жил.2
Обломок плитки 1326/814 Парч 2, жил.6
Рубящее орудие 78 Вис I, 1961
Топор шлифованный 118/288 Висский I торфяник
Силицит глинистый Фрагмент тонкой плитки 1163/167 Парч 2, жил. 2
Галька П-01 Косовые отложения р.Вычегды
Топор полированный 118/215 Вис I
Фтанит Фрагмент гальки 1163/40 Парч 2, жил. 2
Фрагмент гальки 1163/72 Парч 2, жил. 2
Тонкая пластинка 1286/134 Парч 2, жил. 3
Кварц жильный Галька 1278/423 Парч 1
Галька-отбойник 1105/51 Парч 3
Кварцит Галька-отбойник 1089/438 Парч 1
Галечное орудие – чоппинг (рис. 8, 6) 1049/21 Парч 1

Вулканогенные породы:

долерит

андезит

лавобрекчия
андезитового
состава

Галька-отбойник 1011/27 Парч 1
Галька-отбойник 1089/337 Парч 1
Галька 1326 / бн (кв.56-А) Парч 2, жил. 6

Состав пород каменного инвентаря памятников Парч 1, 2 и 3

В группе песчаников по минеральному составу выделены три петрографические разновидности – кварцевые, аркозовые и граувакковые.

Кварцевые песчаники. Гальки, отщепы и обломки этих пород в коллекциях памятников Парч 1, 2 и 3 имеют различную окраску, но преобладают светлые тона коричневого – светло-коричневые, коричневато-серые, желтовато-серые (15 экз.), в том числе один более темный буро-коричневый, и светло-серые (2 экз.). Наряду с этим, часть кварцевых песчаников (6 экз.) имеет темно-серый цвет с зеленоватым оттенком. Преобладают массивные текстуры, лишь изредка встречаются слоистые и полосчатые. В последнем случае для обломков кварцевых песчаников характерна плитчатая отдельность. В целом породы мелкозернистые.

В составе песчаников преобладают обломочные зерна кварца (около 90%), присутствует небольшое количество калиевого полевого шпата (КПШ), которое варьирует от 5 до 10%, и обломочные зерна горных пород (до 5%). Среди последних доминируют кремнистые породы и эффузивы кислого состава. Размеры обломочных зерен лежат в пределах от 0,25 до 0,5 мм, они в различной степени сортированы и окатаны – от слабо окатанных, угловатых до среднеокатанных. Для части кварцевых песчаников характерно наличие чешуек серицита и гидрослюды, содержание которых может достигать 5%. Практически во всех образцах присутствует рудный минерал (1-2%) – лимонитизированный пирит или измененный магнетит. В небольших количествах отмечаются акцессорные минералы – циркон и апатит.

Тип цемента различен – от базально-порового до пленочного. По составу в большинстве образцов преобладает глинисто-гидрослюдистый, реже встречаются кремнистый и регенерационный кварцевый.

Аркозовые песчаники. Эти песчаники имеют цвет от розовато-бежевого до коричневато-серого и серого, иногда светло-коричневый. Текстура массивная, структура мелкозернистая.

В составе аркозовых песчаников также преобладают обломочные зерна кварца (около 60%), но весьма значительна и доля полевых шпатов (около 40%). Среди последних широко представлен плагиоклаз-олигоклаз (An10-15), слагающий до 30% породы, и КПШ (около 10%). В небольшом количестве (около 5%) присутствуют чешуйки гидрослюды и рудный минерал (магнетит) – до 1%. Цемент пленочный, гидрослюдистый.

Граувакковые песчаники. Эти породы в коллекции имеют довольно выдержанный цвет – зеленовато-серый, лишь в одном случае отмечен коричневый. Преобладает массивная текстура, реже отмечается слоистая. Структура мелкозернистая, редко среднезернистая.

Минеральный состав песчаников меняется от образца к образцу, но общими чертами является низкое содержание обломочного кварца (50% и менее) при высоком содержании обломочных зерен пород и полевых шпатов.

Количество обломочного кварца колеблется в разных образцах от 15 до 30%, размеры зерен – от 0,25 до 0,5 мм. Из полевых шпатов преобладает плагиоклаз-олигоклаз (An10-15), его содержание – от 10 до 25%, а размеры меньше, чем у зерен кварца, и лежат в пределах 0,15-0,2 мм. Обломки КПШ размером 0,1-0,2 мм слагают в одних случаях до 5-10%, в других – до 20-30% общего объема породы. Характерно присутствие чешуек и мелкочешуйчатых агрегатов гидрослюды в количестве от 5 до 30%.

Обломочные зерна пород слагают существенную часть граувакковых песчаников – от 10 до 50%. Среди них преобладают обломки эффузивов кислого состава и кремнистых пород, изредка отмечаются эффузивы основного состава. Во многих образцах присутствует рудный минерал в количестве 1-2%.

Цемент преимущественно базального типа, реже контактово-поровый, по составу чаще кремнистый, реже глинисто-гидрослюдистый.

Алевролиты. Породы, в основном, имеют зеленые оттенки – зеленовато-серый, светло-зеленый, болотно-зеленый, редко коричневато-желтые и желтовато-белые. Текстуры преимущественно тонкослоистые, редро массивные. Структуры алевритовые, тонкозернистые. Для многих образцов характерна тонкоплитчатая отдельность с относительно ровными параллельными поверхностями.

В обломочной части пород преобладает кварц, слагающий до 60% породы, его зерна плохо окатаны и слабо сортированы. Присутствует плагиоклаз-олигоклаз (An10-15) в количестве до 25%. Для алевролитов характерно высокое содержание цемента – от 20 до 60%, базального или контактово-порового типа. Состав цемента глинисто-гидрослюдистый, причем на фоне тонкочешуйчатого глинисто-гидрослюдистого агрегата выделяются более крупные чешуйчатые выделения серицита. Присутствует рудный минерал (магнетит) в количестве 1-2%.

Силицит глинистый. Породы различного цвета – светло-серые, зеленовато-серые, коричневые. Текстура может быть массивной или сланцеватой. Структура скрытокристаллическая или микрозернистая.

Порода состоит из микрокристаллического кремнистого вещества (около 60%) и глинистого материала (около 40%). На фоне глинистой массы выделяются немногочисленные более крупные чешуйки серицита. Присутствуют остатки радиолярий.

Фтанит. Породы темно-серого и черного цвета, иногда с поверхности более светлые, голубовато-серые. Текстуры сланцеватые, что обуславливает наличие тонких плиток этих пород. Структуры скрытокристаллические, микрозернистые.

Фтанит представляет собой тонкослоистую кремнистую породу, которая на 95-98% состоит из зерен кварца алевритовой размерности и органического вещества. Зерна кварца удлиненные, вытянуты в одном направлении, границы между ними конформные. Органическое вещество черного цвета в основном сконцентрировано в тончайших прослойках, что придает структуре сланцеватый облик, и частично присутствует в рассеянном виде. Отмечены остатки радиолярий. Порода твердая, плотная.

Кварц жильный. Цвет молочно-белый, с поверхности светло-желтый за счет тонких пленок гидроксидов железа, и серый. Текстура массивная. Под микроскопом видна его крупнозернистая, аллотриоморфная структура. Является основным минералом гидротермальных кварцевых жил.

Кварцит. Породы коричневато-желтого цвета на поверхности галек и желтовато-серые или желтовато-коричневые на свежем сколе. Текстура массивная, структура мелкозернистая.

Под микроскопом порода представляет собой поликристаллический агрегат зерен кварца с извилистыми границами между ними и гранобластовой структурой. В небольшом количестве (около 5%) присутствуют чешуйки гидрослюды и рудный минерал (1%).

Вулканогенные породы. Породы, объединенные в эту группу по генетическому признаку, различны по внешнему облику и минеральному составу.

Долерит, из которого состоит галька-отбойник, представляет собой породу зеленовато-серого цвета, с массивной текстурой, мелкозернистую.

Основная масса породы состоит из хаотично ориентированных пластинчатых кристаллов плагиоклаза (около 60%). Промежутки между ними заполнены чешуйчатым агрегатом хлорита (около 15%), причем отдельные более крупные пластинки хлорита имеют определенную ориентировку, а также удлиненными зернами эпидота (около 20%). В небольшом количестве присутствует рудный минерал (около 5 %). В целом, структура породы лепидогранобластовая. Долерит подвергся значительным вторичным изменениям, сильно хлоритизирован и эпидотизирован.

Андезит. Из него состоит галька желтовато-белого цвета с поверхности и светло-серого цвета на свежем сколе. Текстура массивная, структура тонкозернистая.

Основная масса породы сложена мелкими пластинчатыми кристаллами плагиоклаза, на фоне которых выделяются более крупные порфировые выделения плагиоклаза. Кристаллики основной массы местами вытянуты в одном направлении, подчеркивая текстуры течения. Присутствует небольшое количество кварца, возможно, вторичного. В целом структура породы микролитовая, трахитоидная, порфировая, характерная для вулканитов среднего состава.

Лавобрекчия андезитового состава. Она представлена одной галькой светло-коричневого цвета с мелкоямчато-бугорчатой поверхностью, на которой видны многочисленные черные пятнышки и пленки. На свежем сколе порода имеет красновато-коричневый цвет с редкой вкрапленностью белых зерен размером до 1 мм.

Порода сложена основной стекловатой массой с флюидальной текстурой, окрашенной гидроксидами железа в рыжий цвет, на фоне которой выделяются порфировые вкрапленники плагиоклаза с максимальными размерами до 1 мм. Кроме того, присутствуют мелкие обломки основных эффузивов (долеритов) размером 0,1-0,2 мм. Флюидальная текстура основной стекловатой массы, порфировая структура с вкрапленниками плагиоклаза и наличие обломков основных эффузивов позволяют диагностировать эту породу как лавобрекчию андезитового (среднего) состава.

Таким образом, среди горных пород некремневого инвентаря памятников Парч 1, 2 и 3 установлено семь петрографических разновидностей (табл.1), которые относятся к группам осадочных (песчаники, алевролиты, силициты), метаморфических (фтаниты, кварциты) и магматических образований (долерит, андезит, лавобрекчия, условно – жильный кварц). В коллекции присутствуют 35 артефактов (65%) из разнообразных песчаников, в том числе кварцевых – 23 экз. (43%), семь артефактов из алевролитов (13%) и по одному-трем артефактам из других типов горных пород (по 2-6%).

В качестве отбойников (14 экз.) использовались исключительно твердые породы – песчаники (10 экз. – 72%), вулканиты (2 экз. – 14%), кварцит (1 экз. – 7%) и жильный кварц (1 экз. – 7%). Абразивы (3 экз., включая проблематичные) представлены песчаниками. Взятые для сравнения из других мезолитических памятников рубящие орудия оказались изготовленными из песчаников (обр. 68, Ульяново; обр. 23/696, Курьядор 1), алевролитов (обр. 78, Вис 1; обр. 118/288, Висский 1 торфяник) и глинистого силицита (обр. 118/215, Вис 1), т.е. из осадочных пород.

Нужно отметить, что в коллекции некремневого инвентаря памятников Парч 1, 2 и 3 выявлено меньшее разнообразие типов горных пород по сравнению с памятниками эпохи бронзы в бассейне р.Вымь (Истомина, 2000; Волокитин, Майорова, 2002), которые находятся в сходных геологических условиях, и их коллекции достаточно полно изучены по той же методике, что и в данном исследовании. Вместе с тем, петрографический состав горных пород в коллекции памятников Парч 1, 2 и 3 довольно полно отражает состав валунно-галечного материала на косах (бечевниках) противоположного берега Вычегды (см. описание отложений бечевников в разделе «Ландшафтная характеристика долины р.Вычегды в районе с. Парч»), где нужное каменное, как и кремневое сырье, вероятнее всего, и добывалось.

О СИСТЕМЕ ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ МЕЗОЛИТИЧЕСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ВЫЧЕГДЫ

Реконструкция системы жизнеобеспечения (добыча продуктов питания, топлива для обогрева жилищ и приготовления пищи, материалов для одежды, жилища, а также сырья для изготовления орудий труда; связанные с этими действиями пути и средства передвижения) – очень сложный и подчас трудновыполнимый на основе имеющихся в распоряжении археологов сведений процесс. Однако полученные в ходе комплексных исследований парчевских стоянок данные позволяют сделать определенные шаги в этом направлении. Это осуществлено с учетом характеристик каменного инвентаря, следов использования орудий и планиграфии стоянок, а также с помощью анализа минерального состава находок из камня и реконструкции топографии и ландшафтов. Особое значение исследований стоянок Парч 1, 2 связано с возможностью изучения жизнедеятельности древнего населения на основе анализа фаунистических остатков.

До недавнего времени возможность реконструкции мезолитической системы жизнеобеспечения в бассейне Вычегды (и в лесной зоне вообще) представляли лишь материалы уникального Висского 1 торфяника, расположенного около Синдорского озера.

Широко известные материалы данного памятника (Буров, 1986), в частности, орудия охоты, рыбной ловли и другой инвентарь, изготовленные из дерева, сосновой коры, бересты и травы, демонстрируют долговременное круглогодичное обитание суходольного поселения, находки с которого были захоронены в торфянике. Свидетельство этому – зимний (лыжи, сани) и летний (весло) транспорт, рыбная ловля (сеть), охота на водоплавающих (метательные дубинки), пассивная охота на крупных копытных (гигантские луки-самострелы) и др. Несомненно, что данное обстоятельство (долговременность и круглогодичное обитание) было обеспечено экосистемой водораздельного озера.

Однако большинство изученных к настоящему времени мезолитических памятников в регионе – это кратковременные сезонные стоянки средневычегодской культуры. Они, приуроченные к боровым террасам, в подавляющем большинстве случаев не содержат информации, касающейся жизнеобеспечения населения. Здесь не сохранились фаунистические остатки, нет предметов охотничьего вооружения и рыболовства. К тому же, их орудийный набор весьма ограничен. Помимо многочисленных ретушированных пластинок, это скребки на пластинах, резцы на углу сломанных пластинок и специфические микроскребки. Острия и рубящие орудия представлены в коллекциях единичными экземплярами (Волокитин, 1997).

Определение типологии памятников Парч 1, 2, 3[11] по интенсивности кремнеобработки на них и полноты ее цикла проведено с помощью методики, основу которой составляет статистический анализ структуры каменного инвентаря коллекций (Косинская, Волокитин, 1993). Парч 1 характеризуется как небольшая сезонная стоянка-мастерская с преимущественно первичной обработкой кремня, Парч 2 (жилища 1, 2) и Парч 3 – неспециализированные (несмотря на наличие на последнем большого количества отходов кремнеобработки) сезонные стойбища небольших групп древних людей[12]. В данном случае термин неспециализированные означает, что это памятники с полным циклом кремнеобработки от подготовки исходного сырья до получения заготовок и изготовления из них орудий, причем самых разнообразных. Нет преобладания какого-либо из этапов технологического цикла и специализации или предпочтения в изготовлении орудий. Орудийный набор стоянок составляет 5-15% от общего количества каменного инвентаря, исключая чешуйки, отличается разнообразием форм и серийностью (Волокитин, 1997). В его составе наконечники стрел, сверла, проколки, развертки, резцы, ножи, вкладыши составных орудий, скребки, скребла, скобели. Функциональный (трасологический) анализ, к сожалению, проведен только для отдельных орудий стоянки Парч 1 и орудий из скопления жилища 2 стоянки Парч 2. Отметим из орудий стоянки Парч 1 развертку по кости (функциональное определение произведено Ю.Б.Сериковым, см. Волокитин, 1998). Скопление крупных артефактов (31 экз.; морфологически это скребки, резцы, пластины) в жилище 2 включало (определение А.А. Погодина) специфичный набор орудий для резания, скобления и пиления кости, рога или сухого дерева – рабочее место мастера (Волокитин, Погодин, 1992).

Рабочее место мастера в жилище 2 располагалось с западной стороны от очага. В западном же секторе жилища 6 выявлена мастерская по первичному расщеплению кремня, где помимо отходов производства найдены два крупных нуклеуса и отбойники. Такие же мастерские, возможно, существовали в жилищах 4 и 3. Причем в жилище 3 сохранившаяся часть скопления отщепов и осколков кремня располагалась именно в западном секторе. Вероятно, мы имеем дело с (хозяйственным) половозрастным распределением площади жилищ, так как и кремнеобработка, и обработка кости требовали значительных усилий и ими могли заниматься только мужчины.

На описываемых памятниках впервые проведены многочисленные определения мезолитической фауны в регионе. В очагах шести наземных жилищ стоянки Парч 2, а также рядом с предполагаемым жилищем 7 зафиксированы фрагменты костей таких млекопитающих, как бобр, лось, северный олень, волк, собака, куньи, медведь; птиц – глухарь (в отдельных случаях идентифицированы кости самки глухаря), утка, врановые; рыб – щука, окунь, карповые. Некоторое количество определимых фаунистических остатков обнаружено на памятнике Парч 3 (табл.2).

Таблица 2.

Фауна мезолитической стоянки Парч 2 (жилища 1-7) и памятника Парч 3.

Представитель фауны
FAUNA
Парч 2 (жилища 1-7)
Парч 3
1 2 3 4 5 6 7(?)  
Бобр Castor fiber 1/1 2/1 53/4 30/4 4/1 2•/1•• 7/1
Лось Alces alces 4/1
Волк Canis lupus 1/1 1/1
Бурый медведь Ursus arctos 4/1
Соболь или куница Martes sp. 1/1
Северный олень Rangifer tarandus 1/1
Собака Canis familiaris 1/1
Млекопитающие, ближе не определимые Mammalia indet. 139 9 33 7 20
Птицы Aves indet. много* 5
Утка ANATINAE 3 1 +
Глухарь Tetrao urogallus L. 2
Рябчик Tetrastes bonasia L. +
Куриные GALLIFORMES 1
Вороновые CORVIDAE 1
Рыба Pisces indet.   4 много* много* много +
Щука Esox lucius 24 2 + 5
Окунь Perca fluviatilis 4
Карповые CYPRINIDAE 4 + 39
Осетровые ACIPENSERIFORMES +?

Примечание. Определение фауны выполнено П.А. Косинцевым (млекопитающие) и А.Е. Некрасовым (птицы и рыбы), Институт экологии растений и животных УрО РАН (Екатеринбург).
• колическтво идентифицированных костей; •• число особей; * кости находятся в процессе определения; + кости присутствуют согласно предварительному определению.

Следует отметить, что у бобра представлены все кости скелета. К сожалению, утки до вида не определены. Много мелкой рыбы. Щуки в основном размером до 0,5 м, но есть отдельные особи до 1,0 м. В числе млекопитающих, ближе не определенных, преобладают крупные, причем, среди них наиболее вероятен лось. Этот состав фауны, близкий к современному, указывает, безусловно, на таежный (среднетаежный) ландшафт.

Возможно, совместное присутствие пушных животных и водоплавающих (утки) объясняется существованием стоянки ранней весной или поздней осенью. К тому же охота на бобра, осуществляющаяся круглогодично, по мнению некоторых исследователей (Matiskainen, 1989:52 p.), была наиболее продуктивной именно весной и осенью. Рыба в мезолите, скорее всего, добывалась в период икрометания, когда ото льда освобождались прибрежные участки водоемов. Не зимний период существования стоянок также подтверждается интенсивным первичным расщеплением кремня, производившимся на памятниках. Такое количество минерального сырья можно было получить только в теплый период года.

Конечно, нельзя полностью отождествлять фаунистические остатки из очагов (в данном случае из очагов стоянки Парч 2) с диетой (рационом питания) мезолитического населения Вычегды. Однако полученный список представителей фауны довольно внушителен. Поэтому, несмотря на то, что процесс идентификации не закончен и нет количественного состава добычи, определенные выводы можно сделать.

Мезолитическое рыболовство существовало не только на озерах, но и на реках. Оно носило сезонный характер, причем размер добываемой рыбы был необязательно столь велик, как можно было решить, исходя из размеров ячеи (5 х 5 см) фрагмента сети Висского 1 торфяника. Доказательством этому служит обилие мелких костей рыб семейства карповых. Несомненно, что для их добычи использовались ловушки. Не исключены активные способы добычи крупной рыбы, такие как лучение.

Заметную роль играла охота как на водоплавающую (утки), так и боровую (глухари, рябчики)[13] дичь. Охота на уток могла осуществляться и на реке, в непосредственной близости от стоянки, и на озерах-старицах, которые также находились неподалеку. Для охоты на боровую дичь необходимо было лишь совершить переход около 1 км до ближайшего зандрового останца (см. рис. 6). Представитель семейства врановых (ближе не определенный), мог быть добыт и в зарослях поймы, и в тайге – в зависимости от вида.

Охота на крупных копытных велась, вероятно, в месте их переправ через реку. Местные жители (из с. Парч) неоднократно указывали, что берега реки в районе стоянок до настоящего времени – излюбленное место переправы лосей через Вычегду (Волокитин, Косинская, 1990). Вероятно также, что северный олень, кости которого единичны на стоянке Парч 2, представлен лесной разновидностью. Для нее характерны группы из нескольких животных, сезонно мигрирующие по ограниченной территории. Условия его добычи были схожими с охотой на лося.

Как полагают археозоологи (устные сообщения П.А. Косинцева), места обитания бобров в силу особенностей их экологии были хорошо известны древним людям. Они, по мере надобности (это зависело от сезона и погодных условий), добывали то количество особей, которое им было необходимо, используя бобровые поселения как своеобразные «фермы»[14]. В данном случае такие места также могли находиться в непосредственной близости от стоянок (см. описание ландшафтов в разделе «Геоморфология и ландшафтная характеристика долины..»). Тушки животных целиком приносились на стоянку. Кости бобра зафиксированы практически во всех описываемых объектах. Это говорит о его значении для жизнеобеспечения населения стоянок Парч 1 и Парч 2.

Добыча таких крупных хищников, как волк и медведь, хотя они и относятся к животным, мех которых использовался для изготовления одежды и утепления жилища, производилась, скорее всего, эпизодически.

Особо следует отметить присутствие собаки и ее возможную роль в охоте. Тем не менее, несомненно, что собаки использовались и в качестве пищи древних людей.

Активные способы охоты документируются значительным количеством наконечников стрел (рис. 10, прил. 1). Пассивные способы охоты (ямы-ловушки, петли, давилки) могут лишь предполагаться. Более определенно можно говорить о луках-самострелах, исходя из их наличия в коллекции Висского 1 торфяника, который относится к той же культурной традиции, что и стоянки Парч 1, 2.

Таким образом, система жизнеобеспечения населения мезолитической парчевской культуры не была специализированной, а ориентировалась на все разнообразие среднетаежного природного окружения, достаточно полно используя минеральные и биоресурсы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате анализа всей совокупности данных комплексных исследований памятников удалось реконструировать топографию стоянок, окружающий(е) ландшафт(ы), очертить круг занятий древних людей и определить территорию, которую эти занятия охватывали в предполагаемый сезон года, т.е. эксплуатируемую территорию. Археологические коллекции всех трех памятников имеют несомненные черты сходства и можно предполагать, что они оставлены одним и тем же населением.

Стоянка Парч 2 (во время ее обитания древними людьми) находилась на расстоянии не более одной-двух сотен метров от русла реки, чуть выше (и дальше от реки) границы песчаного речного пляжа. Река (располагаясь вытянутой с юго-запада на северо-восток излучиной) охватывала стоянку с юго-востока, северо-востока и северо-запада. На этом мысу, на молодом, образующемся, но недостаточно густо заросшем лугу, устанавливались легкие наземные жилища типа чумов. Диаметр их пола имел размеры 4-5 м. В центре жилищ находились очаги, вокруг которых располагались так называемые «топталища». Очаги и «топталища», а также места, где производилась обработка кремня, или кости и дерева, наиболее насыщены находками (Волокитин, Косинская, 1999). Места по периметру жилищ у перекрытий, возможно, использовались как спальные. Следы жилищ 1, 2 и 5 расположены группой, вторую группу составляют жилища 3 и 6. Лишь жилище 4 находится поодаль от других (рис.3). Однако в последнем случае следует учитывать обстоятельство, связанное с утратой части памятника. Очень близкое расположение остатков жилищ (1-2 м между их границами) в группах может свидетельствовать о «неодновременном существовании» жилищ в древности. Скорее всего, один или два коллектива (семьи), численностью не более 8-10 человек, приходили сюда ранней весной в течение нескольких лет.

Стоянка Парч 1 находилась на более возвышенном месте (другого аллювиального сегмента), но в непосредственной близости от стоянки Парч 2. Возможно, хозяйственная деятельность вне жилищ тех же самых коллективов протекала именно на этом, более сухом и обдуваемом месте[15]. Здесь проводилась (как и внутри жилищ 3, 4, 6) обработка кремня. Причем бьльший вес имело именно первичное расщепление. Такая интенсивная кремнеобработка – свидетельство того, что значительная часть заготовок орудий производилась в запас. Для достижения выходов минерального сырья на противоположном берегу реки, вероятно, существовали средства водного транспорта.

Обработка кости осуществлялась как на стоянке Парч 2 (чему свидетельство набор инвентаря из жилища 2), так и на стоянке Парч 1, где представлена развертка по кости. Абразивы использовались также на обеих стоянках: Парч 1 (растирание), Парч 2 (выпрямление древков стрел).

Ареал занятий охотой и рыболовством территориально не превышал расстояний 1-2 км от стоянок. Скорее всего, это обстоятельство, а именно близость угодий, наряду с близостью выходов минерального сырья, наличием ровной площадки, и послужило основой для выбора места стоянок.

Несомненно, что данная работа – лишь один из первых шагов в реконструкции взаимодействия человека и природы в древности, а также раскрытии механизмов адаптации в раннем голоцене региона. Мы, тем не менее, можем констатировать иной, более высокий уровень археологических исследований, чем тот, который был до начала комплексного изучения описанных мезолитических памятников.

Полученная петрографическая характеристика кремня и некремневых пород из аллювиальных отложений р.Вычегды в окрестностях стоянок Парч 1, 2, наряду с определением состава горных пород инвентарей стоянок, будет служить своего рода эталоном сравнения при изучении коллекций археологических памятников не только мезолитической, но и других эпох.

Методическую ценность как для археологов, так и для геологов имеют геологические основы определения относительного возраста пойменных археологических памятников, разработанные на примере парчевских стоянок.

Ссылки:

[1] Именно этим положением на границе двух районов объясняется то, что в некоторых опубликованных работах местонахождение памятника отнесено к верхнему течению р.Вычегды.
Следует отметить, что во время тех же рекогносцировочных работ, несколько позже, был открыт еще один памятник на пойме в устье старицы, в которую впадает р.Жежим. Однако стоянка Жежим, сходная по стратиграфии и, очевидно, по возрасту со стоянкой Парч 1, оказалась полностью разрушенной карьером.
[2]Такая продолжительность работ на памятнике Парч 1 и открытых рядом с ним Парч 2 и Парч 3 объясняется двумя факторами. Во-первых, терраса, на которой расположены памятники, активно разрушается в результате боковой эрозии реки, обнажая все новые объекты, где необходимо проводить спасательные работы. Во-вторых, из-за специфики методики исследования мезолитических памятников с их многочисленным мелким инвентарем затруднены раскопочные работы на большой площади. Этому не способствует также большая мощность перекрывающих, в основном глинистых, отложений.
[3]Описание разреза сделано при помощи Б.И. Гуслицера, которому были доставлены отдельные образцы отложений.
[4]Аналогичные отложения с находками были зафиксированы в 1998 г. Они примыкали с запада к жилищу 6 стоянки Парч 2. Синяя (старичная) глина с углистыми линзами и редкими находками в ее низах перекрывала супесчаные отложения, включающие культурные остатки жилища 6 стоянки Парч 2. На основании этого и, исходя из особенностей стратиграфии жилища 5, где также присутствовали старичные отложения, был сделан вывод о том, что памятник Парч 3, раскопанный на небольшой площади, – это один из объектов стоянки Парч 2, который, однако, уже после окончания процесса археологизации был нарушен старицей. Таким образом, в данной группе памятников – три (Парч 1, 2, 3), а стоянок – две (Парч 1 и Парч 2).
[5]В 1986 г. во время раскопочных работ на стоянке Парч 1 были обнаружены первые следы археологических памятников в местности Вомынъяг, в 0,5 км вглубь берега от памятников Парч 1, 2, 3. В 1988 и 1990 гг. были открыты памятники эпохи энеолита, бронзы, раннего железного века – раннего средневековья в местностях Вомынъяг, Парчьяг, Ручкайтыяг, представляющих собой останцы зандров (Ашихмина, 1989; 1991).
[6]Такие россыпи отмечены у верхнего конца дер. Верхний Парч, ниже излучины реки у нижнего конца с. Парч (эта россыпь наиболее протяженная, основной сбор изученного материала был проведен на ней) и ниже мезолитических стоянок, в местности Зукубув.
[7]Такие суглинки, почти глины бурого цвета, местное население до сих пор использует в качестве минеральных красок.
[8]Археологический материал памятников имеет несомненное сходство, с точки зрения археологии памятники рассматриваются как одновременные. Это подтверждается датировкой культуросодержащих слоев (см. Приложение 2 – А.В.).
[9]Коллекции жилищ 2 и 3 стоянки Парч 2 изучены полностью, в то время как коллекция стоянки Парч 1 – частично. Из опыта изучения пространственного расположения находок на памятниках достаточно очевидно отличие состава инвентарей на различных их участках и объектах. Это же можно сказать и о кремневом сырье, что, возможно, объясняет особенности изученной части коллекции Парч 1, по сравнению с двумя другими. – А.В.
[10]Куски гальки не имеют следов термического воздействия. Наряду с чоппером, они в количестве восьми экземпляров были отмечены в 1988 г. на самом западном участке раскопанной площади памятника.
[11] Оно проведено по материалам из раскопов 1985-1995 гг.
[12] Их количество, а также наличие скоплений, одно из них диаметром около 0,5 м, насчитывало 559 отщепов и 2314 чешуек, дали основание для предварительного определения памятника как мастерской. Это зафиксировано в первой публикации его материалов (Волокитин, Коноваленко, 1988).
Предполагаемые размеры коллективов определялись по размерам пятен скоплений культурных остатков и продолжительность функционирования поселения – по насыщенности скоплений находками. Определение сезона обитания исходило из анализа топографии и характеристики изученных на памятниках жилищ (Косинская, Волокитин, 1993). Парч 1 был определен как небольшая сезонная (летняя, без жилищ) стоянка-мастерская. Жилища 1, 2 стоянки Парч 2 отнесены к малым кратковременным стойбищам небольших групп с легкими жилищами с очагами внутри. Сезон не определен. Парч 3 попал в группу небольших сезонных, но более долговременных поселений небольших коллективов. Сезонность неясна, наличие жилищ – тоже.
[13]Наиболее вероятно, что именно этих птиц представляют также не определенные до вида куриные.
[14]Это цитата из высказывания П.А. Косинцева, которому авторы выражают глубокую благодарность за плодотворное сотрудничество, заключавшееся не только в идентификации фаунистических остатков, но и в очень полезных консультациях относительно особенностей экологии древних биотопов и ландшафтов.
[15]Однако не стоит исключать (по крайней мере, на данном этапе исследования) возможность, что эти две стоянки заселялись в течение одного сезона последовательно, в зависимости от уровня воды в реке.

ЛИТЕРАТУРА

 

  • Ашихмина Л.И. Исследования Вычегодско-Вятского отряда в бассейне средней Вычегды // Археологические открытия Урала и Поволжья. – Сыктывкар, 1989. – С. 3-5
  • Ашихмина Л.И. Исследование памятников эпохи бронзы на р.Вычегде // Археологические открытия Урала и Поволжья. – Ижевск, 1991. – С. 4-5.
  • Буров Г.М. Археологические памятники Вычегодской долины. – Сыктывкар, 1967а. – 96 с.
  • Буров Г.М. Древний Синдор. – М.: Наука, 1967б. – 219 с.
  • Буров Г.М. Крайний Северо-Восток Европы в эпоху мезолита, неолита и раннего металла: Автореф. дис... д-ра ист. наук. – Новосибирск, 1986. – 37 с.
  • Волокитин А.В. Новые данные по мезолиту Европейского Северо-Востока // Памятники материальной культуры на Европейском Северо-Востоке. – Сыктывкар,1986. – С. 22-34. (МАЕСВ; Вып. 10).
  • Волокитин А.В. Мезолит // Археология Республики Коми. – М.: ДиК, 1997. – С. 91-145.
  • Волокитин А.В. Мезолитический памятник Парч 1 на Вычегде: каменная индустрия (по материалам 1985-1989 гг.) // Северное Приуралье в эпоху камня и металла. – Сыктывкар, 1998. – С. 18-30. (МАЕСВ; Вып. 15).
  • Волокитин А.В. Парч 1, 2, 3 // Уральская историческая энциклопедия. 2-е изд. – Екатеринбург, 2000. – С. 401.
  • Волокитин А.В., Коноваленко Л.А. Новый мезолитический памятник Парч 3 на Вычегде // Памятники эпохи камня и металла Северного Приуралья. – Сыктывкар, 1988. – С. 19-32. (МАЕСВ; Вып. 11).
  • Волокитин А.В., Косинская Л.Л. Лесные копытные по археологическим материалам раннего и среднего голоцена // Третий Междунар. симпоз. по лосю: Тез. докл. – Сыктывкар, 1990. – С. 11.
  • Волокитин А.В., Косинская Л.Л. Мезолитические жилища Европейского Северо-Востока. – Сыктывкар, 1999. – 36 с. (Науч. докл. / Коми науч. центр УрО РАН; Вып. 414).
  • Волокитин А.В., Майорова Т.П. Адаптивные процессы в первобытности в Северном Приуралье: освоение источников минерального сырья // Исторические истоки, опыт взаимодействия и толерантности народов Приуралья: Материалы Междунар. науч. конф. – Ижевск, 2002.– С. 298-305.
  • Волокитин А.В., Погодин А.А. Специализированный набор орудий мезолитической стоянки Парч 2 // Проблемы палеолита и мезолита Волго-Уралья: Тез. регионального совещ. – Саратов, 1992. – С. 6-7.
  • Истомина Н. Ю. Состав каменных орудий с археологических памятников бассейна р. Вымь // Геолого-археологические исследования в Тимано-Североуральском регионе. – Сыктывкар, 2000. – С. 70-71.
  • Косинская Л.Л., Волокитин А.В. Типология мезолитических памятников Европейского Северо-Востока // Взаимодействие культур Северного Приуралья в древности и средневековье. – Сыктывкар, 1993. – С. 18-29. (МАЕСВ; Вып. 12).
  • Логинова Э.С. Мезолитические стоянки средней Вычегды // Археологические памятники Северного Приуралья. – Сыктывкар, 1985. – С.16-30. (МАЕСВ; Вып.9).
  • Логинова Э.С. Отчет о полевых исследованиях Вишерского отряда в 1984 г. – Сыктывкар, 1985. – НА Коми НЦ УрО РАН. Ф.5. Оп.2. Д.329,330. – 18,55 лл.
  • Майорова Т.П., Несанелене В.М., Волокитин А.В. Сырьевая база древних технологий на Европейском Северо-Востоке как адаптационный механизм // Коренные этносы Севера европейской части России на пороге нового тысячелетия: история, современность, перспективы: Материалы Междунар. науч. конф. (Сыктывкар, 17-19 мая 2000 г.). – Сыктывкар, 2000. – С. 185-191.
  • Силин В. Маршруты географов // Вестник Института геологии Коми научного центра УрО РАН. – Сыктывкар, 2001. – № 10. – С.11.
  • Силин В., Тюрнин Б. Географические полевые работы // Вестник института геологии Коми научного центра УрО РАН. – Сыктывкар, 2000. – № 10. – С.30-31.
  • Matiskainen H. The paleoenvironment of Askola, Southern Finland. Mesolithic settlement and subsistence 10 000 - 6 000 b.p. In: Iskos 8, 1989. – Helsinki. 1-97.
  • Volokitin A.V. The Mesolithic Age in the Territory of the Komi Republic. Prehistoire Europeenne 13, 1999 205-249. Universite de Liege.

Приложение 1

Рис. 1. Месторасположение мезолитических памятников Парч 1, 2, 3

Рис. 2. Парч 1, 2, 3. План памятников

Условные обозначения: 1-кромка обнажения в 1985 г.; 2-кромка обнажения в 1986 г.; 3-кромка обнажения в 1998 г.; 4-кромка обнажения в 1999 г.;5-раскопы.

Рис. 3. Стоянка Парч 2. План расположения жилищ.

Условные обозначения: 1 – раскопы разных лет с кромкой обнажения террасы на уровне находок; 2 – граница предполагаемого жилища 7 (жил. 7); 3 – сохранившиеся и раскопанные части жилищ 1-6 (жил.1-6); 4 – бровка обнажения террасы в 1999 г.; 5 – годы исследований.

Рис. 4. Схематический разрез аллювиальных отложений «левого» меандра. Вертикальный масштаб, по сравнению с горизонтальным, сильно увеличен. Выделенный изохронный слой в нижней левой части сложен песком, в средней части – переслаиванием супесей и суглинков, в верхней правой части – пойменным суглинком.
Рис. 5. Возрастное соотношение сегментов аллювия, фиксируемое по срезанию более древних сегментов более молодыми (I, затем – II и III).
Рис. 6. Аллювиальные сегменты (I-XXIV) и останцы зандров (А-Ж). Отмечены мезолитические стоянки Парч 1, 2 и валунно-галечные отложения на бечевнике.

Рис. 7. Схема боковой миграции русла р. Вычегды на участке расположения памятников Парч 1, 2 и 3.

Условные обозначения: 1 – крутой правый берег, сложенный мореной; 2 – останец флювиогляциальных отложений: а – обнаженный, перекрытый верхней частью пойменных отложений; 3 – аллювиальные отложения долины реки; 4 – развитие излучины реки; 5 – положение русла; 6 – расположение памятников.

Рис. 8. Орудия из галек. Стоянки Парч 2, жилище 6 (1) и Парч 1 (2-6).
Рис. 9. Орудия и изделия из некремневых пород. Памятники Парч 1 (1-4), Парч 3 (2-3).
Рис. 10. Кремневые наконечники стрел. Памятники Парч 1 (1-5), Парч 3 (6-7) и Парч 2, жилище 1 (8), жилище 2 (9), жилище 5 (10).

Приложение 2

ОПИСАНИЕ РАЗРЕЗА АЛЛЮВИАЛЬНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ПАМЯТНИКОВ ПАРЧ 1 И ПАРЧ 2 В РАСЧИСТКАХ

Расчистка 1. Стоянка Парч 2. Разрез (снизу вверх)

  1. От уреза воды и выше – песок мелкозернистый светло-серый с ясно выраженной слоистой текстурой. В верхней части встречаются одно-двухсантиметровые глинистые прослои. Слой можно считать верхней границей руслового аллювия. Толщина слоя – не менее 65 см.
  2. Переслаивание песка с супесью и суглинком. В нижней части слоя каждого прослоя залегает песок, аналогичный слою 1 с бурыми пятнами размером от 1 до 3-5 мм. В верхней части каждого прослоя – супесь бурого цвета с более темными бурыми пятнами такого же размера, как и в песке. Прослои имеют сезонное происхождение. В нижней части слоя 2 песчаная часть сезонного прослоя – 10 см, в верхней части толщина песчаных прослоев едва достигает 1 см. Прослои супеси имеют толщину в нижней части до 5 мм, в верхней – доли сантиметров. В верхней части слоя 2 текстура становится слоисто-пятнистой. Толщина слоя – 70 см.
  3. Слой похож на верхнюю часть слоя 2, отличается появлением нескольких прослоев песка толщиной до 3-4 см. Песок аналогичен таковому из слоев 1 и 2 (очень мелкозернистый). Толщина слоя – 33 см.
  4. Аналогичен верхней части слоя 2. Толщина – 35 см.
  5. Отличается от слоя 4 почти полным отсутствием слоистой текстуры. Чередование тонкозернистого песка с бурыми линзочками супеси и суглинка, залегающими горизонтально. Слоистая текстура не выражена. Толщина – 15 см. Верхняя граница слоя соответствует уровню залегания культурных остатков памятника Парч 2, датированного по аналогиям археологического материала и радиоуглеродным методом границей пребореала и бореала. Таким образом, памятник расположен в слоях, переходных от руслового к пойменному аллювию на ежегодно заливаемом низком (~ 2 м над уровнем воды в реке) лугу.
  6. Бурый суглинок, чрезвычайно насыщен железистыми и (возможно) марганцовистыми стяжениями. Толщина – 5-7 см.
  7. Бурая глина, неслоистая, комковатая с мелкими многочисленными включениями железистых или железо-марганцевых стяжений. Толщина – 33 см.
  8. Очень бурая глина, чрезвычайно обогащенная железистыми стяжениями. Толщина – 8-10 см.
  9. Глина серая с желтоватым оттенком, комковатая, неслоистая, местами с рыжими пятнами. В верхней части насыщена оолитами болотных железных руд. Толщина – 13 см.
  10. Глина, аналогичная глине слоя 9, чрезвычайно обогащена оолитами размером от 1 мм до 1 см. Толщина – 3-4 см.
  11. Глина серая, без признаков желтизны, комковатая, неслоистая, с многочисленными канальцами, трещинами, с редкими включениями крупных (1-1,5 см) оолитов. Предполагается, что этот слой представляет собой подводную болотную почву. Толщина – 10 см.
  12. Глина пятнисто-полосатая, сильно обогащенная железом в нижней части. В верхней части слоя глина с ярко выраженной пятнистой текстурой – мозаикой голубых, рыже-желтых пятен (типичные болотные образования). Толщина – 22 см.
  13. Голубоватая, серо-голубая глина. Неслоистая, комковатая, с рыжими вертикальными канальцами. Иные канальцы берут начало почти у современной поверхности. В верхней части этого слоя наблюдаются современные корни и горизонтально лежащие обрывки бересты. Толщина – 21 см.
  14. Глина серая, в нижней части слегка голубоватая, в верхней – слегка желтоватая, неслоистая комковатая с тонкими канальцами от корней растений, с другими следами биотурбации. Типичная луговая почва. Толщина – 20 см.
  15. Тонкозернистый светло-серый слоистый песок, слоями рыжеватый. Толщина – 11 см.
  16. Песок неслоистый, очень светло-серый, в верхней части засыпающий современные (живые) растения. Толщина – 12 см.

Слои 15 и 16 характеризуют резкое приближение к точке разреза русла реки.

Общая толщина – 3,79 м. Считая урез воды на 106,0 м, абсолютная отметка поверхности поймы составляет около 110 м.

Расчистка 2. Стоянка Парч 1. Расположена от расчистки 1 выше по течению на 45 м. В плане расчистка находится под самой верхней точкой гривки без леса. Описание разреза – снизу вверх.

 

    1. Серый с рыжими прослоями мелкозернистый песок. В верхней части встречаются небольшие линзы глины. Текстура косослоистая, со слойками, наклоненными вниз по современному течению р. Вычегды. В верхней части песок обогащен шлихом. Типичный русловой аллювий. Толщина находящейся выше уреза воды части – 86 см.
    2. Переслаивание прослоев песка, как в слое 1, толщиной 2-3 см со слойками глины от нескольких миллиметров до 2 см. Слои глины залегают по резкой границе на поверхности песчаных прослоев со знаками мелководной ряби (длина волны ряби – 10-12 см). Среди песчаных прослоев различаются прослои мелкозернистого серого песка, обычно более толстые, и прослои чисто промытого белого песка. Представляется, что этот слой образовался в условиях периодически заиливаемого пологого речного пляжа. Обращает на себя внимание градационная слоистость, но в обратном обычному порядке. Слойки начинаются глинистым или супесчаным материалом, которые выше постепенно переходят в супесь, тонкозернистый или мелкозернистый песок, на волнистой поверхности которого начинается глинистая часть следующего прослоя. Слои падают по азимуту 150? под углом 5?, т.е. вниз по течению реки. Толщина – 52 см.
    3. Переслаивание песчаных и супесчано-суглинистых до глины слоев, как в слое 2. Отличается от последнего более контрастными границами между слойками. Как правило, между слойками наблюдаются коричневые корочки (ожелезнение). Строение слойков – как и в слое 2. На неровной песчаной поверхности прослоя залегает глинистый, переходящий выше в супесчаный, затем в тонко- и мелкозернистый песок. На поверхности песка в верхней части прослоев наблюдаются карманы глинистого материала, который огибает в основном неровности между прослоями. Бурые прослойки ожелезнения (контрастные) сильно отличают этот слой от слоя 2. Азимут падения прослоев – как в слое 2, угол падения – от 10? до 30?. Обратная градационная слоистость образовалась в результате медленного подъема воды в половодье и спокойного осаждения из нее глины или суглинка. При подъеме уровня воды ее скорость увеличивалась, а вместе с ней возрастала крупность отлагаемого материала вплоть до песка. Спад воды сопровождался размывом верхней части слоя песка с образованием ряби. Толщина в расчистке меняется от 45 до 55 см.
    4. Переслаивание глины с суглинком и супесью. Редко встречаются линзочки песка толщиной до 1 см и длиной до 5 см. Иногда в слое глины наблюдаются карманы песка. Как правило, вокруг карманов песка видна бурая кайма ожелезнения в виде корки. Слой имеет полосчатую текстуру и в нем – до 15 отдельных прослоев. Прослои голубой глины чередуются с серым, иногда желтоватым песком. Весь описываемый слой имеет по цветовому признаку пятнистую структуру, вызванную бурым ожелезнением остатков частей растений, сохраняющих прижизненное положение. Пятна имеют округлую или эллипсоидную форму и концентрическое строение, иногда с канальцем в середине. Граница между слоями 3 и 4 представляет собой ожелезненную корку толщиной в 1 см. Граница падает по азимуту 165? под углом 25-30?. Границу между слоями 3 и 4 можно считать границей между нижней частью переходного (внизу) и типичного пойменного аллювия. Толщина – 33 см.
    5. Переход между слоем 5 и подстилающим его слоем 4 – условный, по цвету. Слой 5 отличается преобладанием бурого (шоколадного), с редкими включениями в нижней части голубоватых прослоев. Прослои имеют характерную толщину – 1,5-2 см. Очень редко встречаются рыжие округлые пятна, как в слое 4, в то же время в значительно большей части – (темные) линзочки и примазки гумусового материала. По составу это переслаивание глин с суглинком и супесью с редчайшими тонкими прослоями чистого белого песка толщиной до 5 мм. Слои падают в том же направлении и под тем же углом, как и граница слоев 3 и 4. В слое 5 наблюдаются каналы корней растений, ожелезненные. В верхней части слоя затушевывается слоистая текстура и по цвету она становится пятнистой, в которой участки неправильной формы голубой глины окружены основной массой глины буро-шоколадного цвета. Граница между участками хорошо фиксируется буро-ржавой каймой. Тончайшие линзочки в доли миллиметров белого песка видны только в буро-шоколадной глине и отсутствуют в голубой. Средняя часть этого слоя – более супесчаная и водоносная. Толщина – 124 см.
    6. Неслоистая комковатая буро-шоколадная глина с многочисленными канальцами от корней травянистых растений. В слое встречена одна плоская галька (по свидетельству А.В. Волокитина, такие гальки довольно часто встречаются в этом слое). Положение гальки в тонкозернистом слое может быть объяснено ледовым разносом. Толщина – 22 см.
    7. Граница между слоями 6 и 7 условная, проводится по степени комковатости глины. Слой 7 – совершенно комковатая глина, пронизанная тонкими, как игольчатые уколы, канальцами. В слоях 7 и 6 не наблюдается никакой слоистости – следствие биотурбации и очень незначительного ежегодного накопления. Типичные отложения удаленной поймы. Толщина – 25 см.
    8. Песок. Граница слоев 7 и 8 резкая, на ней наблюдаются окатыши нижележащей глины (как будто на сухую растрескавшуюся поверхность глины (слой 7) вдруг нанесло песок). Песок в нижней части совершенно белый, в верхней – бурый, сильно гумусированный. Пересечен паутиной отмершей древней корневой системы, биотурбирован, образует карманы в нижележащем слое глины. Толщина в расчистке – от 12 до 23 см.
    9. Типичная хорошо структурированная почва. Почвообразующий процесс захватил и верхнюю часть предыдущего слоя песка. Граница слоев 8 и 9 резкая, с карманами в нижележащем песке. Нижняя часть этого почвенного слоя очень бурая, особенно в карманах, вдающихся в песок (именно в низах почвы, как и в верхах нижележащего горизонта, залегают культурные остатки мезолитической стоянки Парч 1, датированной, по аналогиям в каменном инвентаре, ранним бореалом). Для данных мест огромная мощность почвы характерна только для почв высоких гривок. Почва разделена (условно) на четыре части:
  1) нижняя часть (30-35 см) – очень бурая;
2) вышележащий слой (10 см) – светло-серый с желтоватым оттенком, более сухой;
3) следующий (10-12 см) – более темный, но не как самый нижний – нейтрально темно-серый;
4) верхний слой (13-14 см) – очень темный сильно гумусированный.

 

    Весь слой 9 пронизан корнями современных растений. Толщина – 70 см.
  1. По резкой границе налегает на слой 9. Очень светлый мелкозернистый песок, тонкослоистый. В средней части с тонкими прослоями и линзочками почвы. Этот песок – типичное явление начала образования песчаных прирусловых валов на поверхности поймы при приближении к ней русла реки. Значительно большей мощности он наблюдается на протяжении нескольких километров ниже по течению по левому берегу Вычегды. Его мощность особенно велика там, где река срезает понижения между гривками. Толщина – 14 см.

Общая мощность аллювия от уреза воды составляет 4,9 м.

Приложение 3

МИКРОСКОПИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ НЕКОТОРЫХ ТИПИЧНЫХ ГОРНЫХ ПОРОД ИНВЕНТАРЕЙ МЕЗОЛИТИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ ВЫЧЕГОДСКОГО БАССЕЙНА

Курьядор 1

Образец № 23/696 (топор) – граувакковый песчаник. Порода состоит из обломков кварца (около 50%), КПШ (около 20%), плагиоклаза (около 20%) и обломочных зерен пород (около 10%). Зерна кварца имеют размер до 0,5 мм, калиевого полевого шпата – до 0,2 мм, плагиоклаза – до 0,15-0,2 мм, обломков пород – до 0,2 мм. Плагиоклаз (An10) кислого состава, альбит. Обломки пород представлены эффузивами основного состава. Рудный компонент (магнетит) составляет примерно 1-2%. Обломочные зерна плохо окатаны и хорошо сортированы. Цемент контактный, глинисто-гидрослюдистый.

Ульяново

Образец № 68 (обломок рубящего орудия) – кварцевый песчаник. Порода состоит из слабо окатанных зерен кварца, встречаются единичные чешуйки биотита и удлиненные выделения эпидота. Содержание кварца – около 85%, размер зерен – от 0,1 до 0,3 мм. Рудный компонент представлен магнетитом (1-2%). Тип цемента: бесцементный с зубчатыми контактами.

Вис I

Образец № 78 (рубящее орудие) – алевролит. Порода сложена плохо окатанными и плохо сортированными зернами кварца (размерами до 0,02 мм) и плагиоклаза. Содержание кварца – около 60%, плагиоклаза-олигоклаза (An10-15) – до 20%. Присутствует рудный компонент (магнетит) – до 1%. Цемент базального типа, глинисто-гидрослюдистый.

Образец № 118/215 (топор шлифованный) – глинистый силицит. Основная масса выполнена глинисто-кремнистым веществом. Глинистый материал представлен мелкими прослойками, пересекающимися между собой, и занимает 40% объема породы. Встречаются радиолярии размером от 0,03 до 0,05 мм.

Висский I торфяник

Образец № 118/288 (топор шлифованный) – алевролит. Основная масса породы представлена глинистым веществом – около 40% от общей массы породы. Обломочную часть составляют неокатанные, плохо сортированные зерна кварца и плагиоклаза (An10-15). Содержание кварца – около 20%, размер зерен варьирует от 0,01 до 0,1 мм. Плагиоклаз образует мелкие зерна размером 0,01 мм, его содержание – около 5%. Присутствует гидрослюда (15%), чешуйки которой имеют размеры 0,01-0,02 мм. Рудный компонент представлен ксеноморфными зернами размером 0,1-0,2 мм, его содержание – около 10 %.

Косовые отложения, правобережье Вычегды в районе памятников Парч 1, 2, 3

Образец № П-01 (галька) – силицит. Основная масса породы представлена микрокристаллическим кремнистым веществом, присутствует глинистый материал. Содержание серицита – до 20%. Размер чешуек серицита – до 0,03 мм.

Парч 1

Образец № 1278/73(43, 93) (отбойник) – граувакковый песчаник. Основная масса включает хорошо окатанные зерна кварца размером от 0,01 до 0,03 мм, его содержание – около 60%. Присутствуют изометричные зерна КПШ размером до 0,2 мм (30%). В небольшом количестве встречаются зерна плагиоклаза (An10-15). Цемент базальный, представлен мелкозернистым кремнистым материалом.

Образец № 1278/352 (плитка) – граувакковый песчаник. Обломочная масса состоит из кварца, плагиоклаза, КПШ, слюды (серицита) и обломочных зерен пород. Зерна кварца слабо окатаны, имеют размеры до 0,2 мм. Содержание кварца – 15%. Плагиоклаз-альбит (An10) – зерна слабо окатаны, их размер – до 0,25 мм, содержание – 15%. Зерна КПШ (до 0,5 мм) неокатаны, содержание в породе – 30%. Чешуйки гидрослюды имеют размеры до 0,1 мм, их содержание – 20%. Обломки пород неокатаны, их размеры – до 0,4 мм, содержание – 20%. Цемент базальный, представлен глинисто-гидрослюдистым материалом.

Образец №1278/142 (отбойник; рис.8, 3) – граувакковый песчаник. Обломочные зерна представлены кварцем, плагиоклазом, КПШ, обломками пород. Зерна кварца неокатаны, размер – от 0,5 до 0,25 мм, содержание – 30%. Плагиоклаз-альбит (An10) также неокатан, его зерна имеют размеры до 0,2 мм, содержание – 20%. КПШ также неокатан, размеры зерен – до 0,5 мм, содержание – 5%. Обломки пород неокатаны, представлены эффузивами кислого состава размером 0,2-0,5 мм, содержание – 45%. Обломки плохо сортированы. Цемент базальный, кремнистый.

Образец № 1278/339 (обломок) – кварцевый песчаник. Порода представлена обломками кварца размером до 0,3 мм, КПШ – размером до 0,4 мм, плагиоклаза – до 0,15 мм, а также обломками пород размером до 0,4 мм. Содержание кварца в породе составляет около 60%, КПШ – 20%, плагиоклаза-альбита (An10) – 20%. Обломки пород представлены эффузивами основного состава в незначительном количестве. Обломочная составляющая песчаника хорошо сортирована и плохо окатана. Цемент контактовый, глинистый.

Парч 2

Образец № 1345/47 (отщеп) – аркозовый песчаник. Порода сложена плохо окатанными и плохо сортированными зернами размером до 0,4 мм. В том числе обломки кварца (около 60%), плагиоклаза-олигоклаза (An10-15) – до 30%, КПШ – до 10%. Присутствует рудный компонент – магнетит (до 1%). Цемент контактово-поровый, глинистый.

Образец № 1286/5 (обломок гальки) – аркозовый песчаник. Порода содержит плохо окатанные и плохо сортированные зерна размером до 0,2 мм. Минеральный состав: кварц (70%), КПШ (30%). Зерна кварца имеют размер от 0,1 до 0,3 мм. Встречается рудный компонент (магнетит), его содержание – 1-2%.

Парч 3

Образец № 1135/161 (галечное орудие с забитыми концами и округлым углублением; рис. 9, 2) – граувакковый песчаник. Минеральный состав: кварц, плагиоклаз, КПШ, гидрослюда и обломочные зерна пород. Кварц представлен неокатанными зернами размером от 0,05 до 0,25 мм, его содержание – около 20%. Плагиоклаз-альбит (An10) – неокатанные зерна размером до 0,2 мм, содержание в породе – до 20%. КПШ (до 5%) –неокатанные зерна размером 0,2-0,3 мм. Встречается гидрослюда размером до 0,1 мм, ее содержание – до 5%. Обломки пород представлены эффузивами кислого состава, их размеры – до 0,2-0,5 мм, содержание – до 50%. Обломки неокатаны, плохо сортированы. Цемент базальный, кремнистый.

   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования